Хогвартс
Стихи
Проза
Фотографии
Песни
Тампль
Публицистика
Хогвартс
Драматургия
Книга снов
Рисунки и коллажи
Клипы и видео
Проекты и игры
Главная » Хогвартс » Тут Львы - самый страшный отчет


Самый страшный игровой отчет с ХС 

Прежде чем вы станете читать - спросите себя, как это делают посетители девиантных сайтов: вы к этому готовы? И если по прочтении окажется, что все же не были - чем станете утешаться?

Я не вешаю замков, потому что мои мысли и анализ событий не тянут ни на тайное знание, ни на именную клевету. Не стану защищать вас от себя. Полагаю, достаточно предупреждения.

Предыстория 1 "Cecidit de coelo stella magna" *)

Как все хорошие истории, эта началась задолго до своего фактического начала.

Три года назад, когда все ужасы войны были неочевидны и мнились далеко в грядущем, когда мистер Л. Малфой только что вышел из тюрьмы, и над Англией стояла очередная туманная весна, Люциусу пришла в голову Идея.

Идеей этой его отчетливо обогатил Азкабан.

Она была расплывчата, как девонширкие рассветы, сыра, словно местный климат, и патологична, как все, что идет со Слизерина.

Люциус хотел собрать за пределами Школы наш общий факультет и сделать с ним нечто ужасное, прельстивое, пограничное и болезненное, чтобы выявить грядущих садистов (или напротив – в девонширском тумане эти категории обычно плывут, взаимозаменяясь). Известное Лицо находилось в Албании, и осаживать мистера Малфоя никто не собирался – понятно было, что все эти манипуляции ОЧЕНЬ пригодятся, если снова НАЧНЕТСЯ.

Отчего-то мистеру Малфою при этом выгуле детей на природу был нужен я – то ли в качестве сдерживающего фактора, то ли провоцирующего, то ли ultima ratio, последнего довода. Не важно, что я при этом решил.

Важно, что в ту весну у Люциуса ничего не получилось. Однако Идея зрела и обживалась в мистере Малфое годы, пока он не умер, отравив за компанию меня и своего наследника. Этим он погреб не только какую-то свою идею – но и массу моих, совсем из других областей деятельности!

______________________________________

*) И упала с неба большая звезда

 

Предыстория 2 Obscuratus est sol et aer" **)

Год без мистера Малфоя заставил меня понять, насколько я, кое-как оставшийся в живых, все же хочу ему отомстить за фокус с ядом, дыру в рядах (поскольку теперь Известное Лицо вылезло из Албании и совершенно окопалось недалеко от Уэльса), все неоправданные и проваленные планы, за его мертвого отпрыска – моего примерного студента, а главное – за гадючье утекание на тот свет.

Полгода я повторял «Этого человека, Люциуса Малфоя, я все же убью собственными руками! ЧЕГО БЫ это мне не стоило!» Даже поклялся пару раз. При свидетелях.

Однако смерти было глубоко наплевать на мои запоздалые порывы – как и на мой аналитический вывод: без Л.Малфоя круг людей в черном слаб, неполноценен и откровенно лишен очарования в глазах подрастающего поколения.

Когда это стало невыносимым, я стал терзать Известное Лицо, чернеть лицом, хиреть, работать на аврорат, сдаваться властям, ходить под суд, сидеть по казематам, сдавать всех подряд кому попало, влипать в Азкабан, и в промежутках истекать кровавыми слезами. Я был не работник. Я даже начал кусаться от отчаяния, чтобы картина диагноза и моей вредоносности была как можно более полной.

Известное Лицо вовремя – по следам уже произведенных разрушений – надело на меня магические оковы, чтобы дело не зашло уж вовсе в невыразимые области, однако я продолжал клевать Его и в них, а когда Оно временно их на мне размыкало, я, в приступе депрессивного ожесточения, брался за работу с таким жаром, что аврорату прибавлялось проблем, и, конечно, власти подозревали кого угодно, кроме закованного больного человека с прозеленью на лице. Общее падение тонуса кончилось тем, что на нарах оказались три человека – я, Теодор Нотт и Уолден МакНейр, а Известное Лицо призадумалось.

_________________________________

**) И помрачилось солнце и воздух

 

Предыстория 3 "Рrimogenitus mortuorum" ***)

В середине января, едва вышла судебная поблажка, и Лорд сумел собрать свой Круг не телами так душами, мысль вынуть из Холма дезертира Люциуса уже не казалась Известному Лицу нелепой и невыполнимой.

Помню, что я успешно торговался, и что-то на что-то, как обычно, выгодно обменял: то ли отсутствие на себе Империуса в обмен на склонение всего Визенгамота к полному освобождению заключенных (себя в том числе), то ли обещание наварить Известному Лицу какого-то дурмана в обмен на то, что он отдаст мне сам знает что (год назад это был Поттер, но поскольку ребенок вовремя уехал на Карибы, предметом торга удачно выступил мистер Малфой), то ли очередное обещание пребывать с Ним в аду до конца времен – однако дело было решено.

Количество футов, проползанных на коленях, я описывать и упоминать не буду.

Зимней ночью Лорд делегировал мне свою силу по чарам патронажа – и я поднял из праха заклятого товарища Люциуса Малфоя.

К тому моменту я довольно вложился, чтобы быть готовым простить все. Личные счеты – это непозволительная роскошь, когда долг призывает заполнить пробой в рядах. Исполнять долг надо безукоризненно. К тому же под непосредственным и пронзительным взглядом Известного Лица. Весьма заинтересованного в чистокровном стороннике.

Однако, едва материализовавшись из подземных субстанций, Люциус Малфой сходу меня оскорбил. Количество его подхолмной гордыни наложилось на врожденную, и я понял, что цена дороговата.

В отместку я не снял с него одну из печатей, под ругань заклятого товарища и хохот Известного Лица. Я знал, что кара воспоследует. Очень неприятно быть частично целым, когда твоя свобода и внутренний свет постоянно зависят от полукровки, которого вы вдобавок уже однажды отравили (и похоронили). Неприятно вставать на чужой крови. Неприятно висеть на эмпатическом поводке. Жить вообще страшно.

Но обычно меня занимает вопрос – насколько?

____________________________________________

***) Первенец из мертвых

 

Читать дальше 

Загрузка...