Хогвартс
Стихи
Проза
Фотографии
Песни
Тампль
Публицистика
Хогвартс
Драматургия
Книга снов
Рисунки и коллажи
Клипы и видео
Проекты и игры
Главная » Хогвартс » Отчет с яйцами Феникса


♦ Разрушение Хогвартса
♦ Гарри Поттер и Философский камень
♦ Яйца Феникса
     • Арест и финиш
♦ Зверские замашки Люпина
♦ Жизнь за жизнь
♦ О, Рабастан!
♦ Финал ошейника


...Я изрядно развлекался, читая сообщения своих коллег о событиях прошедшего сезона. Но оценить всю меру юмора, конечно, может только тот, кто знает поднаготную. 

 

1. Разрушение Хогвартса 

На первом сессионном рауте, который для большинства моих коллег был третьим, темный Лорд обмолвился: «И я прослежу, Северус, насколько теперешний Хогвартс, благодаря твоим трудам, будет отвечать моим ожиданиям!» Переводя на мирской язык, это значит: «...насколько ты его развалил и подготовил».

Не могу не упомянуть причины, по которым рауты этого года летели мимо меня, как опадающая листва. Лорд забыл об особенностях активизации моей метки (к которым сам и приложился). Я напомнил ему об этих новациях - исключительно ради почтения к его возрасту и памяти.  Но Лорд был глубоко погружен в свои мысли, а Люциус, конечно, ничего не передал. По причине гадючьего нрава и легкомыслия. Одним словом, когда метка все-таки сработала, и я явился, настроения царили однозначные: все были уверены, что я злостный изменник и урод (последнее - правда), и перекинулся не только откровенно, но и оскорбительно. В этой обстановке гордого взаимного игнорирования мне приходилось работать полгода.

Итак, к делу.

Во время речи Лорда я держал за спиной пальцы крестиком и мысленно клялся, что руины Хогвартса они не получат.

О страшный фатум.

Лорд и Поттер не могли вступить в роковое, но полезное общение умов из-за полного непонимания Поттером сути лигилименции. Окклюменция была волей покойного директора - но и ей Поттер не овладел. Одним словом, все началось с рядового учебного процесса.

Поттер пришел на урок Окклюменции.

Я прощупал подкорку Поттера. Поттер испугался и поплыл, и я решил не насиловать его на первом же занятии, так как моя цель теперь заключалась не в постановке гаденыша на место, а в демонстрации ему его собственных иллюзорных кошмаров, которе лишают его как реального видения черепов других людей со всем их содержимым, так и возможности защититься от вторжения там, где это надо.

Результатом трех занятий с применением физической силы стало извлечение Поттером из своего мозга кошмара под названием «Женщина, Которая Меня Подавляет», нахождение ее имени и спуск этого имени в сливной бачок (фактически). Мне это имя было неизвестно, пока Поттер не сообщил его по доброй воле, вне всякого урока - видимо, влекомый благодарностью за освобождение. Но, строго говоря, там еще пахать и пахать.

Далее я заставил Поттера в рамках окклюментного курса написать мне эссе на два фута о той силе, которая должна одолеть Темного Лорда. Чтобы мальчик видел, что я хороший, и мне можно доверять.

В написании эссе о любви важна как сама тема, так и сопутствующие обстоятельства. Поттер должен был работать с тематической помехой.

Я попросил одну из студенток-старшекурсниц ассистировать мне. В итоге Поттер был прикован наручником к ножке стула и писал, пока напротив него ассистентка медленно раздевалась до полного выявления голой правды. Искренне надеюсь, что она сняла ВСЕ. Ее лифчик нашелся под моим столом спустя сутки. Ключ от наручников, конечно, тоже был у нее.

Я был бы не прочь наблюдать за этим процессом, но мое присутствие являлось нежелательным. Я запер пару в кабинете и ушел.

Пришел спустя три часа. Ассистентка была в шоке. Она сказала: «По-моему, Поттер - козел»

- Он вел себя непозволительно? - изумился я.

- Он тупил!

- Ого. Позвольте полюбопытствовать, а в ЧЕМ проявилась его тупость в данной ситуации? Он... обращал на вас излишнее внимание?..

- Он прочитал мне свой опус! Даже я все поняла. А он до сих пор не понял!

- Я правильно трактую - речь все еще о сущности любви?

- Да, да!

Моя ассистентка исключительно красивая барышня. Телесно. Абсолютно герметическое сочетание роста, объемов и пропорций. Про грудь я писать не буду, хотя она того отдельно заслуживает. И проста, как три кната. И любит Королевское Искусство. Не всякая ради него пойдет на такие жертвы - сидеть три часа в промозглом подземелье без трусов. Без надежды на согрев. Как жаль, что она выпустилась из Школы. Никогда не прощу себе, что все это время у меня были любовницы, которые не вызывали священного трепета своими характеристиками. Но дети - это все еще святое!

Сочинение Поттера я истолковал и подгреб. Мальчик не ведал, что творит.

Результатом моей педагогической деятельности стало полное переключение внимания Поттера на ассистентку, конфликт с его прежней пассией Белл, самоубийство Белл, развал Ордена Согласия (который держался на умении Белл зажимать тайны, и на том, что харизматичный Поттер был в ее распоряжении), посыл ассистенткой Поттера в индивидуальное плавание (это я отлично понимаю: алхимия лучше!), уход Поттера в одиночный самотек, и все это на фоне истории с яйцами (о чем напишу отдельно). Идеологическая составляющая обороны Хогвартса в детской среде была разрушена. Я стал для Поттера одним из деловых советчиков. Я этим пользовался. Когда зашла речь о василиске как о возможном недостающем звене Защиты Хогвартса, я выдал Поттеру зеленый галстук для шипения над яйцом. Я присоветовал ему открыть Тайную Комнату и заняться там чисто слизеринским делом. Гриффиндорская идеология была подмята требованием момента.

Хогвартс в его старом понимании был развален. Гарри Поттер собственноручно вырастил того монстра, которого несколько лет назад убил. Томми должен мне орден за самоотверженность.

Юмор заключается в том, что я все это время хотел мальчику добра. Потому что с таким идиотским выражением на лице долго не живут, и потому что на его фоне я кажусь себе мудрее. И к тому же эта Школа платит мне за уроки.

 

2. Гарри Поттер и Философский камень

Несмотря на знакомое название, все прочие использования этого названия могут теперь считаться незаконными. 

Мерлин покарал меня.

Гарри Поттер сварил Философский Камень в качестве курсовой.

Началась эта история перед рождеством, когда семикурсники брали темы работ для завершения своего среднего волшебного образования.

Темы я выдавал им лично, с дальним прицелом сделать их жизнь как можно гаже.

Панси Паркинсон, которая никак не может завершить свои помолвки свадебными колоколами, получила состав «Как удачно выйти замуж». Одна из сестер Палил, попавшая под скабрезный и обидный Обливейт, должна была сварить зелье «Вспомнить все». Теодор Нотт, человек без совести и знакомства с раскаянием, должен был сделать «Преступление и наказание».

Про Гренджер речь ниже. А Поттеру я подыскал какую-то безделицу, потому что в его глазах и без того постоянно плещется ужас, и видеть это мне тошно.

Пошло каникулярное время. Поттер лениво слал сов с вопросами на общих основниях.

Время шло. Поттера корежило от темы.

Я сжалился и спросил - а что ему собственно надо?

Поттер сказал: «Что-нибудь, что сделает людей лучше!»

- Ого, какой замах! - скривился я. - Но после Фламмеля тут ловить нечего. Всех не исправить.

- Я знаю, - сказал Поттер. - Но я хотел сказать, не всех подряд, а вот если в человеке все уже плохо, и только одна какая-то часть еще не совсем...

...Я с ужасом подумал про Лорда. Потом про себя. Потом развеселился. Я представил себе диалог: «А что это, мой дважды отмеченный соратник, Поттер постоянно трется подле тебя? Ищет, как меня уничтожить?» «Мой Лорд, Поттер ищет, как вас улучшить и сделать преемником Дамблдора». «Ха-ха-ха». 

Совы полетели интенсивней.

Незаметно нашелся общий язык по части теории.

Концепция ужесточилась.

Процесс начал доставлять мне удовольствие.

Все это время у Темного Лорда не было его старой волшебной палочки, которую год назад украл Драко Малфой и скрылся в неизвестном направлении. Эта палочка мелькала то там, то здесь в намеках старшекурсников, имевших отношение к Ордену Согласия. Последний раз о ней говорила мисс К. На эту палочку делались огромные ставки. Она фигурировала в самых смелых планах, источала гнилые флюиды, ссорила людей, и по большому счету никто точно не знал, что с ней делать. Поттерова палочка и эта были неразрывно связаны и общим наполнителем, и пророчеством, и ходом обстоятельств, что давало крайне любопытный эффект: убить Поттера своей палочкой Лорд не мог. Ну, и наоборот, соответственно. Столь приятный парадокс ныне был утрачен.

Подсунуть Лорду палочку обратно никто не решался.

Перед началом семестра Поттер родил гениальную идею. Сварить в котле в качестве ингредиентов парные палочки - лордлову и свою. Риддлова будет собирать на себя всю человеческую дрянь и выводить из организма в течение пищевого цикла. А Поттерова собирать на себя все прекрасное живительное, похожее на Гарри Поттера, и давать этому постепенный рост. Если хорошего ничтожно мало, то выведение «шлаков» окажется несовместимо с дальнейшей жизнедеятельностью испытуемого. Что поделаешь, это жизнь. В противном случае мы будем иметь просветление вкупе с исцелением от темноты и смерти любого рода.

Банальный дуализм этого состава, конечно, не имел права на существование. Но в своей конечной форме - безусловно: третьей составляющей зелья являлся сам Поттер.

Мне это очень нравилось.

Во-первых, гаденыша давно пора было пустить на ингредиенты. Никто не смеет безнаказанно воровать мою шкуру бумсланга!

Во-вторых, я ни разу не видел философского камня. Даже студенческого образца.

В-третьих, это было орудие убийства.

В-четвертых, было изумительным представлять Поттера с ведром пойла, которое все поголовно отказываются пить.

В-пятых, мне доставило отдельное удовольствие утверждать, что я это пить не буду ни при каких обстоятельствах. Потом пожалел - было любопытно, не переборщил ли Поттер со спиртом. Но эту жертву я был способен перенести.

Однако человек предполагает, а Мерлин располагает. Попробовать это зелье мне так-таки пришлось.

Оно вошло в противоядие Гермионы как одна из составляющих, и отчего-то она требовала пить его за пять минут до моей смерти, отдельно.

Пользуясь местом и временем, хочу сказать: Поттер, в вашем зелье все еще не хватает того самого ингредиента, который я советовал добавить. Элеутерококк не дает ожидаемой полноты, потому что действует на сознание, а не на кровь. А на кровь действует то, что вы проигнорировали. Конечно, я не настаивал, и впредь не буду, однако вам следует смотреть не на то, что я говорю, а на то, как я проговариваюсь. Потому что мне, конечно, не нужен в Англии еще один хороший зельевар.

...К началу учебного семестра Поттер вышел без волшебной палочки.

Мальчик был и остался идиотом. Он ничем не озаботился.

Я отдал ему свою. Насовсем.

Нехорошие ассоциации терзают меня из-за моих взаимоотношений с Поттером через палочки. В прошлом семестре я сломал свою от ярости о раму директорского портрета - и Поттер одолжил мне свою «учебную». Ей я убил МакНейра. Палочка сгнила у Поттера дома. Это было очень мудро с ее стороны - а если б она попала к аврорам???

Теперь у Поттера моя любимая черная палочка с черт-знает-каким-наполнителем. Я никогда не поверил бы в эту историю, если бы мне ее рассказали.

 

3. Яйца Феникса

Это жестокая глава. Постараюсь быть кратким. Зимой Лорд надел на меня ошейник, который поглощает энергию янь. Мою он сжирал быстро и до тла, приходилось пополнять. Энергия янь пожиралась в процессе полового акта. В отсутствии акта он жрал меня. Меня тошнило, заваливало набок, полезли сомнительные подростковые прыщи, у меня не было сил, кружилась голова, я дох. Женщин ошейник отпугивал, женщины ошейник обнуляли, и моим уделом становилась мужская проституция педерастического толка.

Я опущу сложности своей охоты на представителей собственного пола, потому что при моей внешности этот рассказ грозит затянуться и стать не в меру меланхоличным. Достаточно проиллюстрировать мое положение тем фактом, что Гарольд Ангел согласился на близость со мной только с завязанными глазами.

О сути погремушки мне не сообщили.

На том же рауте, о котором сказано выше, Лорд дал мне официальное задание: изготовить зелье, которое спровоцирует феникса Фоукса снести яйцо, завладеть этим яйцом и отдать Лорду. Первой моей мыслью было не то, что из яйца феникса, высиженного жабой, получается василиск. А то, что в зелье нет надобности, так как с ФОУКСОМ МОЖНО СОЙТИСЬ ХАРАКТЕРАМИ.

Как известно, феникс андрогинен, и воскресая из пепла, он меняет пол. Для того, чтобы завести амуры с птицей и хрипло петь ей фальшивые серенады для поднятия тонуса, она должна была переродиться.

Как назло, на этот раут феникс полетел позади меня, дабы все держать под контролем. Возможно, у Школы не было замены на Зелья, и Фоуксу пришлось меня пасти как единственный источник полноценных дипломов. Возможно, это была воля покойного директора.

Как бы то ни было, после раута феникс вылетел на дорогу в Хогсмид, аппарировавшие вслед за мной УпСы его не распознали, или распознали - и занервничали. Феникс увидел угрозу и громко запел. УпСы от неожиданности и ужаса выпустили в него пять авад.

Я ржал как проклятый. Они сделали за меня ВСЮ черновую работу.

Ночью, не зная, как сложится мой возможный уход за магическим животным Фоуксом, и принесет ли это хоть что-нибудь кроме проклева мозжечка, я обратился к своим слизеринцам с вопросом, не знают ли они, где можно КУПИТЬ такую мелочь, как яйцо феникса.

Мистер д'Алькорель сказал - есть ирландские фениксы, что орут перед дождем. У моего дяди связи, могу достать. Они куда дешевле.

Это была синица в руках, и я согласился на покупку.

Неизвестно было, знает ли Томми, как выглядят яйца полноценного феникса. Но что-то говорило мне, что не очень.

Дальше я пригласил феникса в манерном алом платье на свои черные простыни побеседовать о сути гендерных вопросов и немного за герметический свод. Кокетка прилетела, повалялась на простынях, пощебетала, пропела арию на итальянском, и с криком «Я на сносях!» вынеслась вон.

Фениксы в Хогвартсе несутся только в гостиной Гриффиндора при большом скоплении народа. Чтобы сопливусам их яиц было вовек не достать.

Феникс уронил яйцо в подол Кэти Белл. Или в подол Поттера. Я в это время был на квиддичном матче, пропустить который не имел никакой возможности.

Таким образом яйца я в глаза не видел, хотя и знал, что оно есть. Феникс даже сообщил, что оно черно-белое.

- Как?! - изумился я. - Оно разве не ЗОЛОТОЕ??

- С кем поведешься, - потупился феникс.

Дальше начался тихий ужас. Нести яйцо Томми я не хотел. Это было свинство. Орден Феникса впрягся в работу по предотвращению этого процесса. В случае банального зажима яйца с Зельеварением в этой Школе они могли проститься. Следовательно, Томми следовало надуть.

Яйца иландского феникса были доставлены в количестве 2 штук.

План Ордена был такой.

Вариант Аберфорса Дамблдора: Ремуса Люпина, благодаря дамблдоровым связям, назначают главой оперативников Автората. Ремус договаривается со мной, когда я понесу яйцо из Хогвартса в Хогсмид, чтобы оттуда аппарировать к черту на рога, готовит аврорскую засаду, она случайно хватает меня, обнаруживает в кармане редкий артефакт, и сажает в следственный изолятор. Яйцо оказывается у Авроров, а меня потом выпускает Ремус, сообщив, какой я на деле честный шпион.

Тут я должен сообщить, что не обнаружил в этом плане оправдания своего провала перед Томми, и не увидел, отчего бы Томми не убить меня за непрофессионализм, как только я выйду на свободу.

Вариант Ремуса Люпина. Профессор Снейп должен быть покалечен, и не иметь возможности самостоятельно двигаться. Это обеспечит Люпин, который «забудет» принять аконит и совершенно случайно вцепится профессору в ногу, когда тот выйдет на свежий воздух. Далее калека, ведомый чувством долга, попросит Люпина доделать за него важное дело, сиречь передать яйцо феникса сами-знаете-кому. Люпин передаст это яйцо знакомой вампирше, чтобы именно она снесла его по адресу, потому что вампиршам там показываться более пристало. А друзья Ремуса из аврората, конечно, убьют вампиршу, так как таким темным созданиям не место на земле. В результате, яйцо будет в нужных руках и никто не подставится. «И таким образом мы убьем двух зайцев!» - возгласил довольный Люпин.

Быть вторым зайцем я не желал. Я поинтересовался, означает ли отгрыз Люпином моей ноги, что с этих пор я стану хромым оборотнем.

Люпин засмущался и снова перешел к подробностям своего великолепного плана. Аберфорс фыркал. Я исходил желчью. Но Люпина сильно заклинило на «покалечить», на это у него были глубокие личные причины, о которых скажу ниже. Однако даже Аберфорс уже не мог оставить ремовой кровожадности без внимания, поэтому я сказал в лоб:

- Этот план шит белыми нитками хуже предыдущего. Зная меня хоть немного, можно предположить, что последний человек, которому я поручу нести что-то куда-то по моей просьбе - Ремус Люпин. Темный Лорд отлично знает, кому я мог бы поручить это дело в случае чрезвычайных обстоятельств, и будет изумлен названными кандидатурами. К тому же у меня есть фальшивое яйцо. Оно и должно попасть к Лорду, чтобы ввести его в заблуждение.

План изменился:

- Тогда, - сказал Люпин, - надо, чтобы вы отдали яйцо вампирше как слуге сами-знаете-кого, а мы ее убьем, я отберу у нее яйцо и отнесу сами-знаете-кому, и выйду героем! Он станет мне доверять...

Я был не в состоянии это слушать, потому что меня душил хохот. В жизни так не веселился.

Все это было нереально, глупо, и лишено искры божьего гнева.

Во-первых, стоило совместить два плана, а во-вторых запутать историю с яйцами с самого начала так, чтобы даже у Лорда отпало желание в ней разбираться. Но сделать путаницу надо было как бы случайной, потому что мир полон идиотов, и это ненаказуемо. Хотя и сильно раздражает. И еще очень хотелось жить.

В результате план стал выглядеть так: Ремус Люпин становится главой аврората, и мы договариваемся, когда ему ждать меня в засаде.

Я выйду из Хогвартса с настоящим яйцом. Меня арестуют. В это время Люпин, которому хочется геройства, с фальшивым яйцом помчится к своей вампирше и отдаст ей его, выдавая за настоящее. Он скажет ей: сегодня из Хогвартса вышел сопливус с фальшивым яйцом. Но я понял, что оно фальшивое, потому что сопливус хотел надуть Темного Лорда, о чем и шла речь днем при нем, Люпине. И пока сопливус шел в Хогсмид, он, Люпин, вытащил из сопливского загашника натуральное яйцо и теперь принес его сюда. А что, сопливуса нет? Вот странно! После этого Лорд будет иметь хотя бы один шанс поверить в возможность такого положения дел, а когда станет ясно, что это Рем напортачил, а не я, будет поздно что-то менять. Я выйду правильным шпионом, Рем - дурнем, как и положено, у которого мозг потек от любви к вампирам, а аврорат в свою очередь не будет иметь основания держать меня под замком, ибо в моих карманах будет не натуральное яйцо (тут мне тоже придется соврать), а всего лишь «яйцо авгура», вещь редкая, но разрешенная на внос и вынос. Информацию про это «подтвердит» Люпин, как только появится в аврорате, так как там яйца феникса тоже никто не видел. Если оно не разобьется при аресте, то вернется в Хогварс. Или разобьется. Мне этот вариант нравился больше, так как штамповка Школой фениксов представлялась чудовищной профанацией уникальности Фоукса.

После этого началась феерия.

Яйцо было у Поттера. Ремус взялся добыть его, напирая на дружбу с Джеймсом и спасение урода-зельевара, которого хоть никто и не терпит, однако жизнь человека и так далее.

Пошли сигналы от Лорда. Что-то во мне сопротивлялось принятому решению, чем дальше, тем сильней. Потом наступил час X. В этот момент мне стало кристально ясно, что если я надую Лорда, то просто надую его. А Хогвартс лишится захватывающего приключения с битвой против василиска, полетами кокетки Фоукса в красной юбке над коридорами замка, героического подвига выросшего Поттера, укрепления геройского духа триумфом победы (потому что у нас есть все козыри для нее), незабываемых воспоминаний, опасности, ледяного ужаса и всего того, то составляет суть жизни волшебной Школы. Нет никакого толку в вывеске Золотого Мальчика, если она не куплена потом, кровью и реальными поступками. К тому же в жизни Поттера должно быть хоть что-нибудь более ужасное, чем я. Одно меня смущало: ТАК предавать договоренности мне еще не приходилось. Потому что большинство тирад о доверии в ОФ принадлежало мне.

В результате Рем добыл яйцо, передал его мне, я его подменил на фальшивое, отдал Рему другое фальшивое, а натуральное в процессе экипировки дал доверенному лицу с единственной просьбой: выдать его Лорду ПОСЛЕ раута, тет на тет. Потому что смотреть в глаза Аберфорсу и Люпину мне было бы невыносимо. Последней каплей моей решимости в этом вопросе стал размер яйца. Оно было ОГРОМНЫМ. Никакой возможности выдать его за аккуратную работу ирландского феникса. Издали было видно - это что-то НЕ ТО.

Все разыгралось как по нотам. Меня арестовали. Рем поскакал обманывать Лорда.

Тем временем доверенное лицо тоже поскакало другой дорогой обеспечивать Школе геморрой.

Дальше случилось непредвиденное.

Вампирша изложила сказанный ей текст и отдала «натуральное» яйцо. Лорд побелел. Мои с позволения сказать приятели заухмылялись. Все были настолько уверены, что я предатель, что легенда прошла без запинки. Гнев их был велик. Они все это подозревали с самого начала. Лорд сказал:

- Ну, поскольку Снейп полностью себя дискредитировал, пора его кончать.

И дело стремительно пошло к дистанционному групповому круциатусу. От него, как можно догадаться, человека моего положения никакая тюрьма не защищает (Накладывается в метку любого из УПСов именным заклятьем с нескольких палочек. Двенадцать Ультим превращают человека в овощ; для шестерых кастующих это два захода. Максимы, вероятно, складываются до Ультим). УпСы были полностью согласны. Взметнулись палочки. Нервы доверенного лица не выдержали - он выскочил наружу и заорал:

- Стойте! Профессор Снейп не предатель! Он святой человек! Вот ваше яйцо!!

...Лицо Люпина я не могу себе даже представить. И слава Мерлину.

Тем временем в аврорате я стал свидетелем фарса под названием «допрос». У авроров не было никакой информации, кроме волчьего лая Люпина, и как начать свое грязное дело, они не знали. Кроме того, во время ареста на меня наложили инкарцеро и силенцио по максиме. На азкабанской территории никакая магия не действует, так что снять действие чар там никто не мог. Вынести тело на улицу и допросить его под стеной отчего-то никто не догадался. Может быть, конечно, тюремному персоналу мое состояние доставляло удовольствие. Пришлось подметать собой пол из приемной в карцер, потом в коридор, потом снова в карцер, потом пришло сообщение от Люпина, что мне место в вип-камере. Когда действие чар кончилось, никто внятно не смог ни о чем меня спросить. Никогда не думал, что со мной НАСТОЛЬКО трудно обращаться. Узнав мое имя, авроры делались вежливы и косноязычны.

Потом появился судья Смит. После получаса простоя кого-то посетила идея меня обыскать. Но я рано ликовал. Простой осмотр карманов - это примитивно. К тому же грех не пользоваться единственным заклятьем, которое работает в тюрьме.

- Нудиссимо! - изрекла самая активная аврорша. Судья Смит захихикал и потер руки (на что он рассчитывал?) Одежда упала вместе с полными карманами. А весь аврорат уставился на мой ошейник.

Этим вопросом он и занимался до прихода Люпина. Все-таки у Лорда очень счастливая рука. Потом пришел Люпин.

По его лицу я понял, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ СТРАШНОЕ.

- Где оно? - спросил он.

Я извлек яйцо из кармана, додавив его до невнятной массы. Люпин вперился в скорлупу.

-Что это? - спросил он.

- Это то, что у меня было.

- Чье это яйцо?

- Феникса, - честно ответил я. Породу не уточнил.

Аврорат насторожился. Люпин мучительно думал. Мерял комнату шагами и едва не выл. Меня могла спасти только его гриффиндорская выучка. Должен же кто-то вокруг меня быть лучше меня?

Тут Люпин подошел вплотную к осколкам (и, соответственно ко мне) и, потрогав мокрый мусор, еле слышно процедил:

- Где настоящее яйцо?..

Ответ мой был бездарен:

- Не скажу!

- Урод. Предатель. Лжец. - Беззвучно резюмировал Люпин.

- Ну что? - вовремя спросил следователь. - Нам кажется, профессор Снейп уже достаточно долго тут находится, и, видимо, можно на сегодня закрыть это разбирательство, так как очевидна недостаточность улик... утро вечера мудренее... и тому подобное.

Мне эта мысль чертовски импонировала. Люпин медлил.

Под окнами бился Фоукс. Это навело аврорат на блестящую мысль.

- О! - сказал судья. - А давайте пригласим мистера Фоукса и спросим у него!

Я взвыл.

Запустили Фоукса.

Дальше иррационально-поучительная сцена:

Следователь: - Господин Фоукс, это ваше яйцо?

Фоукс: - Не знаю.

Сл. - Как это не знаете? Вы не можете опознать, ваше это или не ваше?

Фоукс: - Я не имею понятия, что происходит в голове у этой взбалмошной женщины в красном.

Сл. - Вот значит как?

Фоукс: - Да, вот так.

Сл. - Ага. Ага... А что нам надо сделать, чтобы ПОЯВИЛАСЬ ЭТА ЖЕНЩИНА В КРАСНОМ?

Молчание. Я не сдержался и сказал:

- Его надо УБИТЬ.

...Далее пять или более минут я наблюдал, как по лицам Авроров идут мучительные тени, показывающие надсадные поиски СПОСОБА УБИЙСТВА ФЕНИКСА.

Это было больше, чем я мог вынести.

Если бы они это сделали, не знаю, что бы я предпринял.

Итак, с подпиской о невыезде и открытым делом о хранении и переноске редкостей, я встретил следующий день.

Видеть товарищей из ОФ я не мог. Закрылся в кабинете и обдумывал способы самоубийства.

Вечером пришел Поттер на Окклюменцию.

Из его мозга я без особенного сопротивления вынул интересующую меня информацию: Яйцо, отданное Поттером Люпину, являлось фальшивым. Настоящее до сих пор лежит в тумбочке.

Господи боже, какое облегчение!

Тот факт, что гаденыш надул и Люпина и меня, был глубоко вторичен. Хотя посмотреть в его глаза - в том случае, если б у всех не выдержали нервы, а меня прихлопнули круциатусом, - я бы не отказался.

Теперь можно было не думать о самоубийстве, а снова думать о выживании, когда Лорд поймет, что с ним сделали.

Дальше Поттер занялся высиживанием собственного василиска.

При следующем вызове Лорд спросил меня нехорошим голосом, какое из двух яиц ему следует пускать в дело. Я сказал: то, которое передали через Люпина.

Лорд тоже занялся высиживанием василиска. Я нервничал.

Яйца запутывались, это было правильно.

В конечном итоге Поттер признался, что яйцо из тумбочки тоже было фальшивым - это мальчик так меня проверял - полезу я в его тумбу воровать, или нет. Фактически готовый продукт для службы темной стороне.

Итак, из пяти яиц, бывших в деле, одно было натуральным и осталось в Хогвартсе. Все, что было выведено на стороне, вывелось благодаря волшебной силе наседок и темным практикам высокого полета.

Лорд должен был снести мне голову, когда до него дошли подробности.

- Как ты посмел подменить яйцо?! - спросил он.

- Я полагал, мой Лорд, что благодаря вашей силе и знаниям из яйца ирландского феникса выведется рептилия, которая будет не только убивать взглядом, но и сводить с ума шипением. Это гораздо страшней. Ирланский феникс поет перед дождем и насылает безумие на тех, кто его слышит.

- То есть, ты решил этот вопрос ЗА МЕНЯ?

- Да, мой Лорд... Это был... мой выбор.

...А что я мог сказать??? Ужас.

Финал истории с яйцами выглядит лирично.

Василиск вполз в Хогвартс по канализации, идущей под квиддичным полем, и был изничтожен Поттером и Фоуксом совокупно. Феникс после всего приключившегося разлагался на моих черных простынях, и добудиться его смог только Люпин. Я все это время был на военной операции.

Собственный хогвартский василиск спал в тайной комнате, не давая УпСам возможности вламываться на территорию школы.

Пока школа сражалась с чудовищем, сторонники Лорда громили Хогсмид.

На мой взгляд, главной потерей этого рейда явился мой ворон, которого забили под общую гребенку. После чего нам поднесли чашу вина в честь победы Лорда.

Я знал, что пить нельзя. К тому же до однозначной и тотальной победы. Дурная примета.

- Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, Люциус, - говорю.

- Хорошо, сформулирую по-другому! - охотно пошел настречу Малфой. - Давайте выпьем за победу в сражении! И за надежды на будущее - Лорд вошел за Завесу, и теперь является богом царства мертвых.

- А что это вы подсыпали в бокальчик?

- О, ничего, Северусс!..

...Кошмар. Зачем я выпил, не понятно.

После этого мне осталось жить 12 часов. В чаше был яд.

 

* * * 

По возвращении в Хогвартс я чувствовал себя неописуемо. Только феникс, продолжавший разлагаться на моих простынях, скрашивал погост.

Не успел я прослушать новости о выклевывании змеиных глаз, снять штаны и влезть в халат, как мою дверь вышибли профессор чар Флитвик и начальница аврората.

Меня арестовали. Мне было все равно.

Спасибо, позволили надеть штаны.

Феникс был в иронических раздумьях: «Вас всегда арестовывают, когда в вашей постели лежат полуодетые блондины?» - спросил он.

- Это архитепично! - ответил я.

Замаячила тень сюжета из бестселлера. Чаша с ядом, арест, суд, накрученные и разбредшиеся ученики, смерть, алая голубка над крестовиной.

Особым вкусом в этом ракурсе обладает посещение меня судьей Визенгамота господином Тибериусом Огденом, профессором по теории магии.

Он пришел как друг, член педсостава, сел на мои нары и повел беседы о бессмертии, смысле жизни и каббале.

Уважая первосвященников, я отвечал как на духу. Его членство в Визенгамоте напрочь вылетело из моей головы.

Поговорили искренне.

В конце беседы господин Огден с пылом произнес:

- Я не буду вас судить!

...Спасибо, каифа. Я захлопнул рот, чтобы не прослыть глупцом. Яд разложил мне весь мозг на извилины. Но показывать это было нельзя.

На следующий день в расписании стояли экзамены. Представляю себе радость студентов, которых Мерлин избавил от сдачи Зелий.

Следует упомянуть, что решив испоганить жизнь Гарри Поттера, я предусмотрительно переложил всю ответственность за это на плечи означенного Гарри Поттера. Будучи его преподавателем, я имел в глазах гаденыша законный авторитет. А будучи его экзаменатором - законный статус подателя благ и оценок, который трудно игнорировать. Это как бы ставило меня в положение, удобное для шантажа малолетки.

Поэтому однажды перед отбоем, в середине семестра, я набрел на Поттера, потребовал зачетку, и проставил ему зелья задолго до экзамена. Я процедил, что буду рад никогда впредь его не видеть. Пусть знает, что я знаю, что ему от меня ничего не нужно!

Итак, студенты радовались, что им не грозит позорный провал, а Поттер, полагаю, радовался просто так.

Днем, за четыре часа до объявленной смерти, в мою камеру проник префект Слизерина (отравленный мозг не в состоянии вспомнить, кто именно это был) и попросил СНЯТЬ ПРОБУ с экзаменационного студенческого состава. Зачеты шли без меня. Смерть, как известно, не является причиной для неявки на экзамен.

...Это был великолепный Глоток Надежеды.

Я обнаглел, и потребовал пробу СО ВСЕГО ПОТОКА.

...Больше до меня ничто не дошло. Зато тюремный персонал слонялся обнадеженный, опьяненный и умиротворенный.

Сволочи.

Перед часом Х в камеру залетел Фоукс и пронзительным воплем разогнал ходоков. Я умер под его крылом.

В момент моей погибели из Фоукса выпало второе натуральное яйцо.

Прочие подробности своей смерти и воскресения оставляю в тени.

 

4. Зверские замашки Люпина

У Ремуса весь семестр была навязчивая идея покалечить профессора Снейпа, прикусив его ногу.

Причиной этого являлась личная жизнь Ремуса Люпина. В середине семестра многие обратили внимание, что шею профессора Люпина украшают безобразные и яркие фиолетовые пятна. Слухи о его возлюбленной вампирше, которая посасывает Ремуса и держит его под контролем, обрели видимое подтверждение. Ему давали ненавязчивые советы пользоваться шарфом и поднимать воротник, чтобы не смущать детей. Ему давали навязчивые советы избавиться от любовницы. И все, кто мог, кололи ему глаза этой связью. В конечном итоге Ремус сдался и решил уничтожить свою красотку.

Секрет личной жизни Люпина заключался в том, что авторство пятен на его шее принадлежало мне. Думаю, Ремус неоднократно пожалел, что не заел меня еще на пятом курсе. Но с тех пор поезд ушел очень далеко.

Вампирша была более пуглива и аккуратна. Поэтому ее контроль над Ремусом мог оставаться в тайне очень долгое время.

А лекции о морали обычно бесполезны.

 

5. Жизнь за жизнь 

Дабы спасти меня от преждевременной смерти и не лишать Школу носатого урода, к которому уже привыкли, Гермиона Гренджер все утро рокового дня варила антидот. Это был настоящий подвиг школьницы, поскольку ей удалось нарыть составляющие яда, в то время как они были неизвестны даже МНЕ, и обнаружить противоядия к ингредиентам, в то время, как мне было известно, что ИХ НЕТ В ПРИРОДЕ. Не знаю, например, чем она собиралась нейтрализовывать слюну Волдеморта. Может, слюной единорога. Но это ОЧЕНЬ ДОРОГО.

Мне было кристально явно, что ее варево не сработает.
Видимо, мой заплетающийся лепет «подите вон, все бесполезно!» она посчитала кокетством.

В конечном итоге она опоздала с антидотом на 7 минут. Котел не прокипел.

В последнюю минуту Гермиона Гренджер реализовала Зелье Самопожертвования, все это время висевшее на ее шее, и таким образом отдала свою жизнь за мою.

Анекдот ситуации заключается в том, что данное Зелье было ее курсовой работой для выхода на ТРИТОН. Тему для этого зелья дал ей я.

Я рассуждал таким образом: заучка Гермиона - типичный продукт квасного патриотизма и жажды благоденствия. Такие люди стремятся к миру и хорошему здоровью окружающих, желая облегчить чужие страдания - если это ничего не стоит. Они рвутся оказывать помощь, когда это не нужно. Они решают конфликты благопристойными и малозатратными методами. Их сердце гладкое, как лист пергамента. Но мы живем в мире, где спроса на это нет и не будет. Это бывает лишь у магглов.

Если Гренджер решила сопровождать Поттера до последнего часа, может наступить момент, где вперед пройдет только один. А от второго потребуется Жертва.

С таким дальним прицелом я выдал курсовую Гренджер. Мне вовсе не нужно было становиться свидетелем ее реализации!

...В результате Поттер вывернулся из тисков фатума, а я нет.
...А со стороны это выглядит как черт знает что. Как подстеленная солома!

Но как показывает опыт, я был совершенно прав: мисс Гренджер до последнего мига старалась отделаться малой кровью. Ей банально не хватило времени.

Черт с тобой, Гренджер. Полагаю, юная мисс осознает, что ничто на земле не проходит бесследно.

Теперь общие контуры гермиониной судьбы будут до боли напоминать мою.

Например, она не станет аспиранткой, а сразу пойдет в деканы и преподаватели. И никаких ХИМЕР. И никакого преподавания в магглских школах. Никакой официальной возможности колдовать вне волшебного сообщества. Ну, и конечно, никакого замужества. Повальные смерти претендентов в любовники. Синие чулки, склочный нрав, книги и книги. Минерва номер два.

 

7. О, Рабастан! 

Не открою ничего нового, если признаюсь, что эту пакость мистеру МакНейру устроил я. Прошедшей зимой я был вынужден обновить ошейник, и МакНейр удивительно удачно подвернулся под руку. После подъема из гроба он был свеж, полон сил и энергии, чем мало напоминал прочих моих приятелей, которые все это время давали Лорду упиваться, и истощились. Самым удивительным было то, что МакНейр как будто не помнил, что это я его давеча убил. Или - помнил, но не придавал никакого значения. Это было эксцентрично и приятно.

Потом зима миновала, и МакНейр решил жениться. Сам по себе факт нейтральный. Но МакНейр пригласил меня порадоваться на его брак. В то время как мой энергорацион грозил пострадать! К тому же рассматривать Макнейровы брачные костюмы и давать ему дизайнерские консультации было обидно и где-то унизительно.

Той же зимой Рабастан Лестренж приложил ко мне зубы и круциатус. Это я тоже помнил, и, конечно, не простил.

В результате я наварил на дьявольских силках зелье-ловушку. В момент разрядки вместо «Да, да, дорогая!» испивший должен быть кричать «О, Рабастан!..»

МакНейру питье подлил на свадьбе мой студент.
Не знаю, на что похожа супружеская жизнь этого человека.

 

7. Финал ошейника

...И вот после всех событий Темный Лорд открыл мне предназначение моего амулета, который полгода кормился мужской энергией и аккумулировал ее для страшных разрушений. Я боялся, что он предназначен стать динамитом для подрыва преграды между миром живых и миром мертвых. Еще я боялся, что этот амулет способен поднять Мерлина в качестве суперинферюка, и это будет конец света. Еще я боялся, что это фантик (прошу не ставить в этом слове вторую букву «ф»!) для магглов, сулящий славу, власть и наслаждения. За такими вещами они способны идти, как осел за морковкой, и зайти в далекую даль. Откуда не возвращаются.

Все оказалось куда смешнее.

Это оказался «петушиный кнут», манок на... феникса.
Не знаю, как он должен был работать. Но, видимо, он работал.

А мне-то казалось, что я нравлюсь Фоуксу.

Тьфу. Ебипет.

Ошейник мне расклевал Фоукс. Конечно, от обиды.
Но я не жалуюсь. Лорд о нем забыл.

 

Загрузка...