Публицистика
Проза
Стихи
Фотографии
Песни
Тампль
Публицистика
Хогвартс
Драматургия
Книга снов
Рисунки и коллажи
Клипы и видео
Проекты и игры
Главная » Публицистика » Фантастические Твари - 3


 

Фантастические Твари-3:

Любовь и Кровь

 

Вышли третьи Фантастические твари, и смотреть их можно в ситцевой версии по первому же запросу. Но даже так они выглядят получше вторых.

Тут все еще есть черные люди, придающие всему американский колорит, что в целом неплохо, стильно, уместно. Если бы одна из дам не была учительницей Хогвартса (что до автора статьи дошло только в конце фильма). Про синегальца речи нет, кроме того, что в сюжете он не нужен. Просто есть белые пары на нашем ноевом ковчеге, черные пары, и пару к азиатской змее тоже бы надо приделать.

Кстати, слово на букву Н у нас насколько запрещенное? А то мой «Блюз фантастических тварей», цитирующей Вертинского, походу попадает под санкцию.

Ну ладно, повестку я презираю, потому что искусство тогда остается собой, когда оно выше политики (единственная возможность сохранить правдивость послания). Так что скажу про содержание франшизы.

Название «Фантастические твари» предполагает, что движущей силой сюжета будут являться эти самые твари или их защитник и выразитель Ньют Скамандер. Тут все хорошо. А о чем у нас сам сюжет? Ну, кроме очередной погибели мира как общего места большинства голливудских фильмов?

Сюжет - на фоне знакомства с разным зверьем - заключается в противостоянии Дамблдора (великое либеральное Добро) и Гриндевальда (тоталитарно-националистическое Зло со славянской вышивкой на штанах еще недавно). Суть противостояния - а его изначально должно было хватить на пять фильмов - в том, что нельзя просто так взять и убить Гриндевальда. Или хотя бы сразиться с ним. Потому что между Альбусом Дамблдором и Геллертом Гриндевальдом заключен «Пакт-на-Крови» - магическая клятва не причинять друг другу вреда.

Вообще, магические Клятвы для произведений Роулинг это не просто характерная деталь, а часть ее волшебного мира, где давно пора бы навести порядок (сказал завсегдатай Хогвартских Сезонов, где порядок навелся). В книгах о Гарри Поттере такие клятвы не давали возможности себя нарушить (например, Фиделиус, скрывающий места и людей, или Непреложный Обет, гарантирующий собственное исполнение, иначе смерть). У них не было материального выразителя вроде возникших татушек или незримых уз, хотя забавно видеть, как все это неизбежно появляется в мире ролевых игр, где с «магической реальностью» в принципе получше, чем в книжках. Так вот - у Пакта-на-Крови внезапно с самого начала есть материальная манифестация: флакон со смешанной кровью двух волшебников.

 

Нормальный человек, не привыкший при разводе делить чужие авторские права, решит, что эта мулька - просто напоминание о любви и доверии, говорящий символ. Его носит Гриндевальд (и изначально он предназначен для ношения на шее, как кулон), потому что либо в тайне сентиментален, либо потому, что так исторически сложилось - например, он не успел его вернуть (Дамблдор и Гриндевальд скверно и стремительно расстались).

Ни одному нормальному человеку, на мой взгляд, не придет в голову мысль о том, что это оружие. Однако магический флакон действительно препятствует «поднять руку» на бывшего друга: он срывается с цепи и впивается в злоумышленника (так было бы с Дамблдором, если б он напал на Гриндевальда), цепь врезается в шею и душит (так было бы с самим Геллертом, атакуй он Альбуса). И, как мы выясняем по ходу фильма, даже это не всё. То есть, влюбленные друг в друга ребята СРАЗУ предположили, что может настать черный час развода, и дали клятву не убивать бывшего. По-другому в этом мире люди не могут разобраться друг с другом, и я сильнейшим образом подозреваю, что дело тут не в волшебниках, а в менталитете того мира, из которого к нам пришла писательница Роулинг.

При этом мысли о смерти бывшего Клятва никак не сдерживает. Мечтай сколько угодно. Можно нанять киллера, как Гриндевальд - Криденса (а Дамблдор, зеркально - «помощника» Ньюта). А можно просто на расстоянии портить человеку жизнь. Или угрожать ему в лицо. С этой сцены в ресторане, собственно, и начинается третий фильм.

Итак, обручальный флакон - не простое украшенье, и тут нас ждет ровно тот же картонный прием, что и с хоркруксами Темного Лорда. Звучит все загадочно, возвышенно и страшно - разделенная душа (у Волдеморта), объединенная кровь (у Альбуса и Геллерта), но все тайны и глубины разрешаются тупым квестом: грохни мульку - и нет проблемы. Грохни кладку хоркруксов - потом убьешь Волдеморта как обычного человека. Грохни Пакт-на-Крови - и тогда зеленый свет убийству (ах, Авада! Как много в тебе символизма!)

Так что суть вторых Тварей была в том, как украсть флакон у Гриндевальда. Мы помним, что для этого потребовалась лишь одна сцена. И возможность тоже была одна - прийти на митинг гриндевальдовцев. Тогда зачем было снимать все остальное, а главное - куда теперь девать эту лишнюю информацию, утопленных детей, страдающих девушек, полудомовиков, синегальских насильников, циркачей и прочих персонажей, которые были и прошли без следа?..

Да ни зачем. Просто говорить не о чем, интриги не хватает на целый фильм. На серьезные рассуждения о фашизме не тянет ни развлекательный формат, ни авторский замысел. Вывалили гору мусора, найдите сами значимый некролог.

Люди - Гриндевальд и Дамбдор - вероятно, не интересны Роулинг, а может это комплексная политика киностудии, иначе тут было бы другое кино с психологией и флэшбэками (на что, собственно, и повелись фанатские души!). И вот настал фильм третий, в чем интрига?

...Наверное, тянуть уже было нельзя, так что да. Флакон уничтожен.

Это всё по основному сюжету.

Драма «Фантастических тварей» не в том, что кто-то кого-то уволил и с кем-то поругался, а в тотальном мелкотемье, каком-то житейском сериальном «обмирщении» всего повествования. В кадре находятся герои в бытовых обстоятельствах и говорят они о текущей рутине вроде ведер, мокрых тряпок, конца рабочего дня. Одним словом, нам пытались показать мир волшебства как совершенно обыденный, привычный, чтобы мы провалились в него и прияли как свой собственный. Ну да - мы провалились на это днище и не нашли ничего привлекательного. Потому что когда вы летите в неведомые дали - вы испытываете интерес и в теории делаетесь богаче. А когда неведомое, умалившись, спускается к вам - оно рискует оказаться таким же скучным, как день сурка. Интересно, кстати, что самое волшебное в «Фантастический тварях» - мир самих тварей - находится на днище чемодана.

Критики говорят: это конец волшебства. Но я хочу повторить слова многолетней давности, что конец волшебства наступил в третьей части «Гарри Поттера», когда студентов вынули из мантий и нарядили под гопников в уличную одежду. Это была подлинная революция, и после нее волшебство не вернулось. Зрители кричали - верните Хогвартс! - но кто и когда это слушал.

Узник Азкабана, фильм 3

Орден Феникса, фильм 5 

К тому же постепенно все заклятья в фильмах стали невербальными, пойди догадайся, кто в кого чем палит. Да это и не важно, только лишний раз напрягаться, учить сраную латынь, загромождать столь нелюбимой речью наш звяк и бац, пипл хавает и так. Главное, чтобы были яркие вспышки! К тому же это добавляет реализма: вид на магические бои стал совсем как из окопа: строчит пулеметчик за синий платочек, пожелаем ему побольше патронов.

С тех пор «волшебство» в фильмах мелькало лишь благодаря УПСам: они хорошо и четко произносили «Круцио!», все еще носили мантии, колеты и платья, и источали пафос (главный представитель - профессор Снейп, которого никто и никогда не видел в кэжуале). Бесконечного уважения так же заслуживает Минерва Мак-Гоналагалл. Конечно, магия - это не шлейфы и древние одеяния. Но, безусловно, существует связь магии и церемониала.

Так что интерес к волшебству в поттериане неизбежно поддерживался всем, близким к ритуалу: судами МинМагии, сходками УПСов, церемонией ежегодного посещения Хогвартса (найдите 10 отличий с предыдущей серией) и т.д. Но прежде всего - вещами страшными и несправедливыми. Монстрами, проклятьями, смертями школьников и убийствами взрослых. Все «позитивное» в мире волшебства всегда было бытовым, бабским, неряшливым, в цветочек, с какими-то нитками, морщинами и мятым подолом.

Это я не про Молли. Это про бороду Дамблдора.

Чем дальше от деревенского колорита - тем ближе к административной холодности и, в перспективе, ко Злу.

В фильмах по Тварям вся эта траченная молью хрень пропала. В них есть визуальный шик и лоск середины прошлого века, но развидеть соединение добра с бытовухой, а зла с любым иным масштабом все еще трудно. Добро делают маленькие зависимые люди - это понятная для литературы тенденция. Но как же утомляет логический (?!) вывод, что больше его никто не в силах совершить.

Поэтому в третьих Тварях решающий чемодан с нужной тварью (проект «шесть чемоданов» это как «семь поттеров», но попроще) - этот чемодан оказывается в самых незначительных руках. И это понятно сходу, как заевший баян, так что дальнейшая беготня с элементом угадайки - просто бесполезный движняк, нужный для хронометража.

Зрители провалили в прокате Тварей-2 из-за их невнятности, отсутствия магистрального сюжета, обрывочности всех высказываний и сюжетных веток. Видимо, разговоры о толерантности глубоко лживы по факту, так как создатели франшизы все еще не способны показать то, подо что подписались - историю симпатии или любви двух волшебных мужчин, которая перешла в идеологическую вражду и закончилась смертью одного из них.

Скорбь в том, что такие фильмы есть, и их свободно снимали до разговоров о толерантности и - главное - до всяких повесток и правил уравниловки. Вот фильм «Затмение» про Верлена и Рембо - такой.

Ну ладно, вернемся к Главному.

Основной сюжет всей франшизы о Тварях - это история развода Дамблдора. Все остальное тут попутное и несет экскурсионную нагрузку. Правды ради, посмотреть на волшебные части известных столиц, различные Министерства Магии и некоторую экзотику всегда приятно. Но если это не двигает сюжет - оно его тормозит. Потому что начинаешь подозревать, что создатели франшизы просто тянут время, чтобы одной утлой идеи хватило на подольше. Потенциально интересным героем выглядел Криденс, мальчик-который-выжил-с-обскуром. Но к основному действию он прибился только номинально. То есть Криденс - это не ТОТ, КОТОРЫЙ (деятель), а ТОТ, ИЗ-ЗА КОТОРОГО (пассивный стафф).

...После вторых Тварей, когда сеть взорвалась информацией о брате Дамблдора, я написала в грешных дайрях, что Аберфорт любил не только коз, и смотреть надо сюда. Ну - так и вышло. Криденс сын Аберфорта и племянник Альбуса. Интересно другое. В третьей части он стал настолько похож на Северуса Снейпа мечты - что это кажется неслучайным.

Дуэль с Дамблдором

Перед дуэлью 

После нее

Снейп рассматривает свою метку. Но это Криденс

Сцена из фан-текста, где Снейп стирает с магического зеркала сообщение Люциуса Малфоя. Мне кажется, западные сценаристы все уже прочитали и пустили в дело. 

Снейп в своей лаборатории 

...Тут даже колбы есть, их видно на общем плане 

 Наверное, в будущем Дамблдора все еще ело чувство вины за просмотренного родственника, которому не дали второго шанса (хотя умирающего Криденса в конце фильма уводит Аберфорт). Видимо, Снейп с той же бледностью, длинноволосостью и черным тряпьем просто упал на готовую почву.

Это место в тексте может быть использовано, чтобы изойти ядами.

Зритель не знал, кто такой Криденс, но семейство Дамблдор знало. Эту информацию - что Криденс сын Аберфорта - Альбус подает как готовую, известную ему давно. Как так вышло, что флакончик с кровью очень ценен, его надо похитить у Гриндевальда, а племянник - не очень, пусть там и остается, кормится враньем?.. Аберфорт выходит полный отморозок. И теперь я расскажу всю эту историю так, как поняла после трех фильмов.


ЛЮБОВЬ И КРОВЬ

Сюжет возможного фанфика о Гельбусе

(в кои-то веки название абсолютно оправдано!)

Давным-давно в семье Персиваля Дамблдора и жены его Кендры родилось три ребенка. Старший был царевич, средний ни так, ни сяк, а младший ребенок был девочкой.

Пока старшие братья занимались мальчиковыми делами, шестилетняя Ариана одна гуляла на улице и немного колдовала по неразумию. Это увидели маглские мальчишки, разнервничались и что-то с ней сделали. Может, просто задразнили и избили, а может что похуже. Девочка замкнулась, и ее волшебный организм пришел в негодность.

С этого времени в ней стал расти Обскур (происходит из подавленной психической силы). Отец Арианы не сразу понял, что в его семье не так, поскольку ему опасались рассказывать такое. Следует предположить, что страх был основан в том числе на полном непригляде за ребенком, которого «упустили» либо братья-затейники, либо няня-лентяйка, либо мать-вертихвостка. Но вот правда вскрылась, и Персиваль впал в гнев.

Он нашел этих маглских мальчишек и убил их. За что и сел в тюрьму. И впоследствии там же скончался. Семья переехала в Годрикову Лощину, потому что содержать себя в пригороде на достойном уровне не могла.

Альбус пошел в школу, где полностью погрузился в социальную жизнь, потому что он был талантлив, востребован и имел блестящее будущее. А Аберфорт все каникулы проводил дома, чтобы помогать матери с сестрой, растить коз и кормить семью (из-за семейных тайн женщинам приходилось вдвойне тяжело!). Неизвестно, как окрестные жители относились к жене заключенного, но скорее всего не радужно. Это не Россия.

Ариана иногда выпускала Обскура, круша все вокруг, но деревенские соседи ничего не знали. Резонно предположить, что ее держали в подвале на цепи, как когда-то Ремуса Люпина. Иначе кто-то что-то бы да услышал, деревенские сплетники всем известны.

Шло время, Альбус вырос в достойного юношу нетрадиционной ориентации, потому что система британского образования таких штампует без всякого умысла, а лишь в силу вековой традиции. А Аберфорт пахал на сельхозработах и точил на него зуб. И вот случилось неизбежное. В период полового созревания Ариана вырвалась из-под контроля и убила собственную мать.

Дамблдоры осиротели. Аберфорту было 15 лет, а Альбусу 18, он только что окончил Хогвартс.

Встал вопрос, кто будет ухаживать за больной сестрой, поскольку сдавать ее в больницу св.Мунго с самого начала было признано негодным решением, а теперь оно и вовсе выглядело бы предательством по отношению к родителям (еще прах не остыл, как все пошли в разнос). Аберфорт сказал, что уйдет из Хогвартса и останется с Арианой. Альбус настаивал, что закончить школу все же необходимо. По всему выходило, что именно Альбус должен превратиться в сиделку, хотя у него была масса планов, обширная переписка и публикации в журналах по трансфигурации. И поверхностные отношения с сестрой (сестра любила Аберфорта).

Мрачные дни невнятно принятых решений очень скрасил приехавший в деревню Геллерт Гриндевальд. Он приходился внучатым племянником Батильде Бэгшот, местной писательнице и автору учебника по Истории Магии. Альбус и Геллерт стремительно нашли друг друга в рассуждениях о величии магии, о древних артефактах, в идеях улучшения мира и прочем романтическом и максималистском бреде, который так сладок в юности. Альбус влюбился. Геллерт остается для нас загадкой в этом вопросе, но ясно, что мозги Альбуса были столь хороши сами по себе, а его обожание так грело сердце, что Геллерт активно подыгрывал.

Молодые люди дали магическую клятву верности на крови (что значит - они будут любить только друг друга, а более в этом смысле никого!). Результатом клятвы явился волшебный фиал со смешанными каплями их крови, навсегда сковавший их руки в вопросе причинения вреда друг другу. Для Альбуса это было настолько ценное и прекрасное воспоминание, что годы спустя он именно его видел в Зеркале Еиналеж.

Оно  

У молодых людей стремительно составились совместные планы и даже оформился девиз грядущей победы магии над быдлом: «Ради всеобщего блага». В этих словах для Альбуса звучала собственная биографическая тема: ведь если бы не какие-то маглские мальчишки, его семья была бы здорова, цела и счастлива.

Ариана была заброшена и позабыта, а справедливые придирки козопаса летели мимо ушей.

Аберфорт не выдержал. Он подстерег сладкую парочку и обвинил Альбуса в бесчестности, бессовестности и лютом эгоизме. Возникла стандартная братская ссора, однако нудный и зудящий обвинениями Аберфорт очень раздражал Геллерта. Было ясно, что брат мешает Альбусу и даже имеет шансы отвлечь его от славного грядущего, заперев с сумасшедшей (нужно непременно сделать намек, что он просто ревновал Альбуса к его семье!) Так что Геллерт вмешался в спор, высмеивая ничтожного Аберфорта.

На крики вышла Ариана. Она больше не содержалась в подвале, тихо изводя себя чувством вины в девичьей светлице.

Аберфорт не собирался терпеть оскорбления от Геллерта, заезжего жиголо, и грубо его оборвал. Геллерт решил его заткнуть так, как привык в Дурмстранге: круциатусом.

Это знаковая сцена, и надо как следует понять, что именно в ней произошло.

Геллерт наложил непростиловку на Аберфорта, и Альбус, не в силах этого вынести, послал заклятье в Геллерта, чтобы прервать этот ад.

В этот момент сработал Пакт-на-Крови, препятствующий двум поклявшимся людям причинять друг другу вред. «Заклятья столкнулись и отрикошетили куда попало», - говорят аналитики. Но автор этого фанфика должен точно понимать, что было на сцене. Круциатус Геллерта мог изменить траекторию, но от этого заклятья не умирают. А что послал Альбус, мы не знаем. Хотя судя по тому, что «одно из заклятий случайно попало в Ариану и убило ее» - сомневаться не приходится.

Существует вариант номер два, когда Альбус просто закричал Геллерту, что тому теперь конец, и Геллерт обернулся, послав в Альбуса встречный удар. Но бить Авадой по тем мозгам, которые ты полчаса назад считал крайне выгодными и привлекательными для себя, очень глупо.

Потому автор этого фанфика должен написать, как есть: в Альбусе возобладала любовь к семье, жалость к слабым и гриффиндорская ярость. И он бросил в своего Геллерта Аваду, которая отрикошетила из-за Клятвы и убила его сестру. А все последующее кокетство «не знаю, чья была вина» - просто попытка вытеснить тот факт, что все Дамблдоры убийцы членов своей семьи.

Конечно, существует еще вариант три: Геллерт решил полирнуть круциатус в Аберфорта Авадой в него же (чтоб вообще никогда впредь не мешал!), а Альбус сделал то же самое в Геллерта, так как не было выхода.

В результате Геллерт быстро скрылся с места преступления и, не прощаясь, отбыл за рубеж. При нем был фиал с Клятвой, так удачно спасший ему жизнь. А Альбуса ждала переоценка ценностей.

За последовавшие позже годы он обесценил все, что связывало его с Геллертом Гриндевальдом, включая знаменитый девиз о всеобщем благе, однако Дары Смерти не забыл (один из них - воскрешающий камень - и привел его к смерти). Автору этого фанфика очень хотелось бы, чтобы Альбус жаждал обладать воскресающим камнем не из-за Арианы, которая никогда не вызывала у него теплых чувств и была сплошной досадой, а из-за Геллерта, перед которым стоило бы извиниться за все былое. Но в данных франшизах побеждает семья.

На похоронах Арианы Аберфорт, как известно, разбил Альбусу нос. Чем взял реванш и оповестил округу, кого следует винить в смерти сестры.

В этом же году, оставшись один-одинешенек, Аберфорт обрюхатил некую женщину (предположительно, на сельских каникулах). И та родила ему сына Аврелиуса.

Дело было на 16-м году жизни Аберфорта, что следует из дат с «Гарри Поттер вики». Аберфорт родился в 1884 году, а Аврелиус - в 1900 или 1901. Минус почти год на беременность.

Женщина, родившая Аврелиуса, вынуждена была бежать с грудным ребенком на руках. В фильме это статная взрослая дама. 

Может, Аберфорт казался поганым кандидатом в мужья в силу молодости - ведь сперва ему надо было закончить Школу. А может, дама спасала свою репутацию, а то и жизнь. В любом случае, она села на корабль аж до Америки (в другоем переводе говорится: "Ее увезли").

Корабль, в котором видится аллюзия на «Титаник», затонул.

Важно другое. Аберфорт, судя по всему, вообще не говорил Альбусу, с которым был в ссоре, про свои личные дела. Ни про женщину, ни про ребенка, ни про потерю. Может, не хотел, чтобы его по обычаю считали неудачником. Всё это Альбус узнал гораздо позже. Но никто не знает - когда именно.

Совершенно неясно, как Аберфорт узнал, что его сын жив. На корабле детей подменила некая Лита Лестранж, поскольку ее грудной брат постоянно орал, а соседский грудной Аурелиус нет. В результате орущий мелкий Лестранж утоп вместе с женщиной Аберфорта, а Аурелиус прибыл в Америку, где кормилица Лестранжей от него избавилась. Так возник «Криденс», воспитанный фанатичным обществом борьбы с колдовством «Второй Салем».

А у Криденса-Аврелия возник Обскур.

...Для большой литературы было бы хорошо посчитать такой поворот кармическим бумерангом для Аберфорта. Он всю юность носился с брошенной Арианой, обвинял окружающих в эгоизме и неисполнении долга - и стал отцом ребенка-обскури.

Но мы в пространстве фикла по Ро, так что первая мысль, что должна прийти в голову: а не наследственная ли это болезнь?..

Обскур Арианы всегда считался результатом той самой травмы от драки с мальчишками. Но что, если в роду Дамблдоров эту штука как гемофилия?.. К другим бы не прилипла, а к этим - прилипает наверняка?.. Вот у Гарри Поттера, сиротки, которого гнобили с детства и держали под лестницей, никакого Обскура нет.

Может, Дамблдоры прокляты?..

Но это заметки на полях.

Об Обскуре из рода Дамблдоров в свой черед узнал Геллерт Гриндевальд. Ведь он прибыл в Америку именно с целью найти Аурелиуса, и с самого начала знал, кто это такой. Просто позволял «Криденсу», как и зрителям, заблуждаться.

Когда «Криденс» узнал правду о себе (искаженную, так как Гриндевальд уверил его, что он родной брат Альбуса Дамблдора, брошенный своей хреновой семьей) - Гриндевальд уже потерял свой фиал с Пактом-на-Крови. Единственный человек, кому нужна эта вещь - Альбус, значит, медлить с его убийством нельзя. Иначе Альбус найдет способ ликвидировать фиал и нападет на Гриндевальда. Пусть Криденс-Аурелиус станет убийцей. Человек-Аурелиус средний волшебник без высшего образования. Но его Обскур, усиленный гневом и горечью, способен на всё.

И вот наступает настоящее, тридцатые годы XX века. В Бутане происходят выборы на пост главы Международной Когфидерации Магов (в Мировое Правительство). Одним из трех кандидатов является Геллерт Гриндевальд.

Символика Гриндевальда над Рейхстагом. Две зеркальные буквы G и символ Даров Смерти между ними. Лего представить, как первая буква G становится буквой D (Дамблдор). Это аналог поздней "Морсмордре" -зеленой черепушки Волдеморта.

Выборы решает «перст судьбы» в виде цилиня (китайский единорог). Считается, что цилинь видит души людей, и тому, кто чист сердцем, он поклонится. Этот и будет достойным правителем для всех.

Накануне Гриндевальд послал своих сторонников найти беременную самку цилиня и грохнуть ее, а детеныша принести. Так и вышло, но самка родила двоих, и второго детеныша спас Ньют Скамандер (господи, снова путаница с детьми, это выше моих сил, но это мейд ин Ро). А своего цилиня Гриндевальд зарезал и поднял некрозверем.

И приручил. Чтоб кланялся только ему одному.

На выборах собираются все заинтересованные лица, некроцилинь кланяется Гриндевальду. Его признают новым боссом. Гриндевальд в своей тронной Речи тут же указывает на единственного негодного маггла во всем собрании - на булочника Ковальски. Под глупейшим предлогом, что булочник хотел его убить и под маркой чистоты рядов Гриндевальд посылает в него круциатус.

Эта ситуация уже сейчас начинает что-то напоминать из прошлого. Альбус Дамблдор тоже присутствует в толпе, и у него вьетнамские флэшбэки.

К булочнику бросается возлюбленная (Куинни), просит прекратить мучить человека. Тут не выдерживает Криденс, который сам умирает от Обскура (известно, что такие люди вообще не доживают до юности). Он уже пытался биться с Альбусом, но вышло очень плохо, Криденс потерял сознание. Теперь же он обвиняет Гриндевальда во лжи и говорит, что третейский цилинь давно мертв. Ведь именно Криденс отвечал за его поимку и принял юлей от Геллерта, когда тот прознал, что детенышей было двое.

Принятые юли. Все еще крайне снейпологично. 

Криденс взывает к совести Гриндевальда 

...В изначальном замысле, который есть в слитом в сеть сценарии Тварей-3, эта сцена должна была выглядеть эпично.

ЗАДУМЫВАЛОСЬ:
«Внезапно появляется Криденс и объявляет Гриндевальда лжецом, проводя ему пальцем по лицу, отчего там появляется чернильная линия. Криденс утверждает, что цилинь убит, что подтверждает Куинни. Гриндевальд заявляет, что это ложь. Чернила омывают тело цилиня и вскрывают его связь с Гриндевальдом. Появляется (спойлер) с чемоданом и показывает другого цилиня. Новый цилинь кланяется Альбусу Дамблдору».
ЧТО ПОКАЗАЛИ:
Из фальшивого чемодана Ньюта вырываются некие щупальца и улетают в небо. В небе парит черный феникс (спутник Криденса). Оттуда на лицо Гриндевальду падает капля сажи или пепла. Выходит Криденс, обвиняет Гриндевальда во лжи и ласково касается его лица, превращая каплю сажи в черную полосу. Гриндевальд заявляет, что ни у кого нет доказательств. Появляется живой цилинь и зовет своего «брата», Ньют утешает зверька, выжимая слезу зала. Распорядитель Выборов берет некрозверя на руки, и тот там обмякает. Все всё поняли (?). Новый цилинь кланяется Дамблдору.

В результате, Гриндевальд просто не может оставить Криденса без воздаяния, и посылает в него Аваду (хотя Криденс и не думал спасаться). А заметивший это Альбус бросает чару наперерез.

Криденс вышел умирать

Это зеркальная ситуация, отсылающая нас к убийству Арианы.

Чары столкнулись перед грудью Криденса-Аурелиуса. Одна убивала, другая защищала. Как и в прошлый раз, дело было куда более связано с Аберфортом, чем с самим Альбусом, но так или иначе оно было в члене семьи Дамблдоров.

И поскольку Альбус применил защитную чару, никак не вредящую жизни Геллерта, однако вредящую его воле, Клятва растерялась. Что-то в магическом законе сломалось, и цепь Пакта-на-Крови рассыпалась в прах*. Да, Альбус всегда носит ее не на шее, а на руке. Лучше потерять руку, чем голову.

*...Это та же фишка, что и в финале Гари Поттера - когда один бьет смертельным заклятьем, а другой невинным, и враг терпит поражение.

Ну - теперь конец перемирию!

Волшебники сходятся почти в рукопашной битве (оставлен задел на эпичное побоище 1945 года), и эта малая репетиция кратка и даже не очень убедительна.

Разумеется, между палочками бывших возлюбленных тут же возникает Приори Инкантатем (это когда палки на расстоянии склеиваются световой дугой, и из них вываливаются все предыдущие заклинания). Отличный сам по себе прием! Но вся франшиза ГП давно изобилует такими фишками «палки соединились», и делается так просто для красоты, без вываливания досье, потому что это эффектней и ярче, чем беспорядочный пиф-паф. Так что смысл теперь это может иметь лишь в воображении фиклописца!

Дуэль Геллерта и Альбуса длится, пока фиал крови в замедленной съемке падает на землю. Взгляды двух волшебников пронзительны и полны ОБВМа. Фиал не успевает долететь до земли, когда волшебники заканчивают драку, зеркально застыв в тесном взаимодействии. Они стоят в максимных стойках (если читатель понимает!), и рука каждого лежит на сердце другого.

Это хорошие кадры. Люди подходят друг другу, и хотелось бы миру мир. Долгая тягучая пауза разрешается не менее тягучим расцеплением. В небе что-то кружится, и люди просто смотрят вверх. Потом Альбус отстраняется и идет прочь.

В этот момент фиал с кровью, наконец, ударяется о землю. Ботинок Альбуса проходит мимо него.

И Гриндевальд кричит:

- Кто теперь полюбит тебя, Дамблдор?

- Буду один, - говорит Альбус.

...Потому что он действительно стал Клятвопреступником, разорвал магическую связь, и теперь будет жить с откатом. Никто никогда не полюбит Альбуса Дамблдора, и сам он не будет способен кого-либо полюбить. Холостяцкая и независимая жизнь до седых волос говорит не о гействе будущего директора Хогвартса (словно таких больше нет в Британии), а о магическом наказании за нарушенный Пакт-на-Крови.

Если бы такое толкование событий оказалось каноничным - это было бы похоже на Магию. Дамблдор пожертвовал любовью ради долга и ради всеобщего блага (именно так!) И теперь обречен на одиночество.

Может быть это и была ОНА - Тайна Дамблдора?

Но, черт возьми, зная этих ваших киноделов, я сомневаюсь.

* * * 

Напоследок хочется сказать о субъективном. О Джонни Деппе.

Это гениальный актер (которого в Тварях-3 нет), и известен он тем, что вмешивается в выданные ему образы персонажей, улучшая и прорабатывая их, как мало кому дано. Конечно, Депп довольно эксцентричен, так что его роли несут отпечаток его личности. Их эстетика может раздражать или тревожить, но каждый его герой без сомнений запоминается. И точно также, как Депп сделал себе Джека Воробья, он сделал себе и Гриндевальда.

В карете американских сил правопорядка

Американская тюрьма 

Транспортировка из тюрьмы

Побег 

Крыши Парижа

Парижский дом перед убийством девочки

Пер-Лашез, кольцо огня, который не пропускает предателей 

Рука стороннику

Речь 

Тоже речь  

Знаменитые вышитые штаны 

На фоне Мадса Миккельсена эта разница между креативщиком и крепким исполнителем крайне заметна. Мадс - нормальный европейский актер, и его Гриндевальд - «просто персонаж», ничего примечательного, все в общей стилистике серых будней. Депп же буквально каждое свое присутствие в кадре делал Событием. У него был странный грим, вызывающая прическа и адский глаз, словно Депп все еще снимается у Бёртона - но всё это внешний шлак, главное осталось за мишурой. И это - Характер, в который можно влюбиться.

Я хорошо понимаю людей, которым очень пришелся по душе Мадс Миккельсен. Он почти такой же, как Джуд Лоу - гладкий, миловидный, представительный, прилично одетый. Ровно говорит нужные слова. У него ухоженное германское лицо. Но на его месте можно представить в целом любого западного политика нужного пола и возраста. Он настолько не уникален, что не понятно, что выдающийся волшебник всех времен Альбус мог в нем найти.

Может быть, такое «усреднение повестки» как раз кажется кому-то верным, реалистичным, ведь любовь зла, и все когда-то были просто молоды. А потом наступает трезвяк. Это если не знать, что выбор Мадса - просто стечение обстоятельств, а не политика студии или автора.

Все они когда-то выбрали Деппа, и, конечно, знали, на что шли.

Ведь Депп - совершенно другое дело, он настолько же дик, насколько «не ненормален» мир волшебников в сравнении с нашей обыденностью. Джонни Депп создал своего Гриндевальда так, что он максимально отодвинут от Альбуса, диаметрально ему противоположен. Так что даже издали, в виде двух силуэтов или теней, эти герои никогда не смешаются, не перепутаются. Альбус серенький и одет в консервативную гражданскую тройку. Депп бел, как лунь, и одет в военный мундир плюс говнодавы скинхэда. Грозовое преддверие фашизма, дух войны! Альбус прилично подстрижен и благолепно бородат. Депп чисто выбрит и на лице, и на висках, и носит гребень панка. Все культуры протеста смешались в нем, создав совершенно целостный образ. Но самое главное - что он делает сквозь все эти ширмы костюма и грима.

Он может быть пронзительным, проникновенным, нежным, страдающим, собранным, величественным, и в то же время довольно простым. Это харизматический лидер. Он кажется абсолютно бесстрашным, и словно празднует свою силу. Этот Гриндевальд наслаждается тем, каков он, и еще более тем, чем он сможет стать.

За ним стоит некая Мечта, в которую сам он свято верит. Конечно, это не тупое изничтожение магглов, а что-то более глубокое, выстраданное, даже таинственное. То, что преобразит весь мир. А для людей ничего привлекательнее быть и не может.

Потому победить его реально трудно. И это обаяние Зла что-то важное объясняет нам как в фашизме, так и в любви различных дамблдоров.

Надо сказать, ТЕКСТА у персонажа Гриндевальда в обоих фильмах (Твари-2 и Твари-3) примерно одинаковое количество. Оно не велико. Так что дело не в репликах, которые есть у одного актера и отсутствуют у другого. Дело в том, как каждый из Гриндевальдов двигается, молчит, стоит, смотрит, улыбается, хмурится. Что выражает телом и лицом. То есть да - дело в том, что каждый из них ИГРАЕТ.

Твари-3 начинаются со сцены в ресторане, где Альбус встречается с Геллертом (кажется, что это ресторан вокзала, что было бы отличной отсылкой к платформе Кинг-Кросс из конца биографии Дамблдора, к его самой последней сцене). Встреча явно происходит после событий Тварей-2, потому что в руке Альбуса зажат фиал с кровью. Очевидно, вражда враждой - но джентльмены обязаны объясниться.

Геллерт просит показать ему вещь, которую сам он так долго носил, и говорит:

- Я до сих пор ощущаю этот вес на своей шее. И как он тебе на твоей?

- Мы можем освободить друг друга, - отвечает Альбус, всматриваясь в лицо Геллерта. Но Геллерт просто уходит от разговора:

- Все-таки магглы хорошо умеют заваривать чай.

Разговор не получается. Альбус выглядит побитым, потому что Геллерт просто давит на него, не принимает ни чувства, ни информ-подачи, и завершает разговор репликами о животных (магглах), которые дурно пахнут, и ради которых не стоило предавать самого себя. «Тебе меня не остановить».

Ресторан

Трудный разговор 

Если бы в этой сцене сыграл Джонни Депп - мы не знаем, какой эффект она бы произвела. Но почти наверняка это был бы маленький шедевр интимности и одновременно полного разгрома сентиментальной, приватной сердечности. Ведь Альбус, как и большинство хороших людей, всегда пытается всё решить миром, диалогом, то есть сохранить цивилизованное «лицо». Депп-Гриндевальд на его фоне - это буря и натиск, и это большой формат. Так что когда ресторан горит - в воображении Альбуса - это визуально подтверждает крах Дамблдора. И Альбус, оставшийся сидеть за столом, тоже сгорает в этом огне.

Но в целом я рада, что Гриндевальд Деппа никогда не говорил и уже ни скажет ни про животных-магглов, ни про расовую чистоту рядов. Не произнесет ни одной одиозной реплики, никого не приложит круциатусом. Пусть останется светлым пятном на коричневом фоне.

Слава мировому прокату и пиратам от видеоиндустрии.

 

Загрузка...