Публицистика
Проза
Стихи
Фотографии
Песни
Тампль
Публицистика
Хогвартс
Драматургия
Книга снов
Рисунки и коллажи
Клипы и видео
Проекты и игры
Главная » Публицистика » Замок Графа де Ля Фер


  Загадки родословной Атоса и замок де Ля Фер

Все знают, что Дюма привирает. Изобретает имена и даты, и ни в одной энциклопедии не найдешь, допустим, графа де ля Фер. Но это если вы не просмотрели километры детективных сериалов, особенно британских! Если просмотрели, то первый вывод, к которому можно прийти: Франция - очень маленькая страна. Негде сильно развернуться, так сказать, с историей Края. Если читатель не верит и не узнает родного ландшафта - не будет тебе славы хорошего писателя. Поэтому, может надо изменить посылку: ты не там ищешь.

Всем известно, что Атос родом из Берри - об этом несколько раз говорят и автор и персонаж, есть ссылка на "безупречное произношение" центрального региона и намеки на королевскую область, полную замков на Луаре. В этом же регионе, рядом с исторической резиденций королей в Блуа, "находится" наследный замок Атоса Бражелон. Но естественно, в Берри никакого шато-де-Фер нет, никто не слышал про такое графство, да и откуда бы взяться там семантике "железа", если вокруг одни тучные пастбища, пейзажи, живописные овцы и знаменитая шерсть.

Патриархальная литература приучила нас к тому, что Авраам родил Исаака, а тот родил Израиля, так что семейное имущество, фамилия и вся генетика идут от отца к сыну минуя мать. В результате с таким подходом во французском дворянстве черт ломает ноги, а наивный читатель мозги. Но французский читатель, современник Дюма, знал свою маленькую страну получше, и каждый топоним был для него смутно или явно узнаваемым. Относились прежде к читателю - считаю я - более совестливо. И многие вещи не объяснялись именно потому, что совершенно очевидны. Поэтому можно предположить, что в случае Атоса мы имеем дело с аналогом Принца-Полукровки, который имеет интересные родственные связи по женской линии, и не столь интересные по линии мужской (вспомним уникальный сапфир, доставшийся Атосу от матери). Разумеется, связи не в прямом историческом смысле (это не исследование про святую кровь и святой Грааль) - а в рамках литературной логики создания и развития персонажа.

В трех томах мушкетерской трилогии, впитанной совокупно, можно найти много указующих знаков на всю атрибутику Атоса. Второй том снимает противоречия первого, например. Если в "Трех Мушкетерах" знаменитый монолог Атоса "один мой друг... знатный как Дандоло и Монморанси..." воспринимается как общая метафора аристократизма, то в "Двадцати годах спустя" прямо указывается, что пьяный бред был полной правдой, Атос и правда состоит в родстве с Монморанси, а Монморанси в родстве с Бофорами и мятежными принцами крови, поэтому кому Фронда - бунты черни, а кому и семейное дело. Снова. Поэтому Атос занят спасением Карла Английского - не в короле дело, а в его жене Генриетте, она сестра Людовика 13 Бурбона. Можно вспомнить лирическую сцену, когда граф де ля Фер единственный из бывших мушкетеров берет на себя право сообщить Генриетте о смерти Карла I - и как он это делает. И как королева обращается с ним на равных, при этом оба собеседника отдают должное силе духа друг друга - словно это стигмат французского дворянства в противоположность "достойному, но слабому королю Карлу". Монморанси были в родстве с Валуа и Бурбонами. Монморанси сопровождают французских королей, принцев крови и их родичей во Фландрии и Люксембурге как коннтабли, пэры, регенты, брачные партнеры.

Одним из символов родства с королевскими домами являются ордена, которые невольно собрал Атос на страницах трилогии. Один он получил от Генриетты, как и его друзья, другие упали следом. Так д'Артаньян, постепенно все смекнувший, подает Анне Австрийской правильную и благопристойную идею при дележе наград за "спасение Мазарини": кому-то патент, кому-то баронство, кому-то королеву в крестные матери к ребенку от любовницы, а Атосу, который ничего не хочет и не просит, дайте орден. Это продолжение темы "для Атоса слишком много, а для графа де ля Фер слишком мало". Любому другому такая награда будет совершенно неуместна. А так - королевская почесть при нулевом финансовом выражении, концентрат благородства.

Отличный знак - шпага Франциска I, подаренная самолично Франциском предку Атоса. Портрет вельможи времен Генрижа III с орденом св.Духа и фамильными чертами. Ларец с семейным архивом той же эпохи и того же класса крутизны. Этим предком мог быть только Анн де Монморанси: друг детства Франциска I, когда тот был еще герцогом Ангулемским, а не королем. Боевой товарищ на всю жизнь, впоследствии пэр Франции, коннетабль, маршал, побывавший вместе со своим королем в плену после битвы при Павии - тот самый Анн де Монморанси, которому мать Франциска подарила замок Фер.

Есть такой замок во Франции, но не в Берри, он состоит из трех "зон" - старой крепости 13 века, моста времен Франциска I и жилого крыла, которое было доведено до ума как раз в 17 веке.

Удивительно, что находится он между Парижем и Реймсом, местом коронации французских королей. Это начало области Пикардия, через него идет дорога на Лилль.

Помню, меня всегда поражало, как заклеймленная миледи удрала от Лилльского палача через пол-страны в Берри, за Луару. Она бежала с братом палача, и у них ничего не было, кроме куража и жажды отыграться на богатых господах. Недешевое и трудное путешествие, даже если платить за постой чем бог одарил. Поражало меня и то, что Атос лично знал Лилльского палача. Допускаю, что читатель из меня был в детстве невнимательный, однако первое впечатление от книги такое сильное, что потом уже не перебить. Все связно в этом Бетюнском треугольнике. Если совершенно беспристрастно разобрать текст Дюма, то может оказаться: Атос пошел к Лилльскому палачу наугад, потому что он взял на себя всю ответственность за судьбу миледи; решение привлечь палача, о котором лишь слышал звон, выглядело как правильное. И можно даже обнаружить в словах самого Лилльского палача ссылку на Берри (тут автор или его корректор портят себе жизнь). Однако совсем иначе поступают экранизаторы Дюма, у которых время сжато, и логика неумолима: они помещают все действия между Бетюном, Лиллем, Армантьером и тайной Атоса в одну зону. Между Лиллем и Шато де Фер на карте Франции находится кантон Ла Фер и одноименный городишко. Чисто географически вся сцена обретает единство времени, места и содержания.

Карты местности:

Кантон и городишко:

 

Fère-en-Tardenois, Шато де Фер

Замок Фер в Тарденуа (Fère-en-Tardenois), Пикардия, был построен между 1206 и 1260 как укрепленный замок Робера II де Дрё, внука короля Людовика VI Толстого.

Карты местности. Двойной указатель обозначает руину 13 века и отель Шато де Фер:

Хорошо виден большой лесной массив бывших графских угодий с двумя пятнами озер: 

Административная область Фер-ан-Тарденуа:

Собственно ЗАМОК 17 в.: 

 

Руина 13 века - родовое гнездо:

 

Мало знают о Робера II де Дрё, за исключением того, что он принадлежал к королевской семье Валуа-Орлеан-Ангулем, был полководцем и феодальным сеньором, участвовал в Третьем крестовом походе, в том числе при осаде Акры, а также в Крестовом походе против Альбигойцев (оба события аховые в рядах нашей ролевой публики). Надо запомнить это Дрё! Дрё - местечко в том же регионе Центр, известное усыпальницей Орлеанского Дома. Прославилось производством железных товаров, а также шляп, кожи и свеч. Честный средневековый город.

Отец Робера II - Робер I Великий (ок. 1123 — 11 октября 1188), граф де Дрё, является основателем Дома де Дрё (локация находится к западу от Парижа, департамент Эр и Луар, регион Центр). От одного из его внуков, женившегося на наследнице герцогства Бретани, ведет начало линия герцогов Бретани. Его последний прямой потомок и наследница - герцогиня Анна Бретонская (25 января 1477 — 9 января 1514) - вышла в 1491 году замуж за Карла VIII, короля Франции, после чего Бретань была присоединена к королевскому домену.

Анна Бретонская является крестной матерью Анна де Монморанси, впоследствии пэра Франции, коннетабля и первого герцога Монморанси. От имени крестной материи он взял свое имя.

Мать Франциска I Луиза Савойская, жена Карла Ангулемского из Орлеанской ветви правящего дома Валуа, передала замок Фер Анну де Монморанси около 1528г.

Герб Монморанси: 

         

Девиз: «Да поможет Бог первому барону христианского мира» 


Страннейший знатный Дандоло 

Эту фамилию мы знаем по единственной фразе Дюма в Трех Мушкетерах. Не какие-нибудь знатные Гизы или Конти, от которых за версту веет достоверностью, популярностью, статьями в энциклопедиях. Хотелось бы, конечно, увидеть оригинал на французском. Может, виновата фр.революция, которая отменила все апострофы, и стало хорошим тоном писать фамилии слитно.

Под страннейшим дворянином имеется в виду Франциск де Колиньи д’Андело (фр. François de Coligny d'Andelot; 1521- 1569) — племянник Анна де Монмонарси, о котором речь ниже, участник религиозных войн, младший брат адмирала Гаспара де Шатийона (того самого Адмирала Колиньи) и кардинала Одэ де Колиньи. В таком виде его опознает Википедия.

Фамильные черты: Франциск де Колиньи д’Андело:

Королевский плацдарм, король Франциск I и его друг главнокомандующий Анн де Монморанси

Предком Монморанси был барон Матьё I де Монморанси, зять английского короля Генриха I. В 1141 г. Он взял в жёны вдову французского короля Людовика VI и некоторое время был регентом пасынка, будущего короля Людовика VII. Его внук Матьё II де Монморанси служил трём королям в чине главнокомандующего (коннетабля Франции). От двух браков у Матьё де Монморанси были потомки, давшие многчисленные знатные ветви во Фландрии, Люксембурге, Бургундии. Старший сын Анна де Монморанси Франсуа породнился с королевским домом, женившись на герцогине Диане де Шательро — старшей, внебрачной дочери Генриха II. Поскольку герцогство Монморанси было старейшим пэрством Франции, именно Монморанси в случае смерти монарха возглашал: «Король умер. Да здравствует Король!» Самым знаменитым представителем средневековых Монморанси (ветвь Лавалей) был Жиль де Рэ (1404-1440) — прототип «Синей бороды».

Портрет времен Генриха III: Фамильные черты -  портрет неизвестного работы неизвестного. Несет характерные черты дома. Про Гумилевское стихотворение не время тут говорить), и так все ясно

Портрет мужчины:  Картина в Лувре работы неизвестного
Его глаза — подземные озера,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста — пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом.
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам.

И руки — бледный мрамор полнолуний,
В них ужасы неснятого проклятья,
Они ласкали девушек-колдуний
И ведали кровавые распятья.

Ему в веках достался странный жребий —
Служить мечтой убийцы и поэта,
Быть может, как родился он — на небе
Кровавая растаяла комета.

В его душе столетние обиды,
В его душе печали без названья.
На все сады Мадонны и Киприды
Не променяет он воспоминанья.

Он злобен, но не злобой святотатца,
И нежен цвет его атласной кожи.
Он может улыбаться и смеяться,
Но плакать… плакать больше он не может.

 (c) Гумилев

В юности Анн де Монморанси (род. в 1492-93) воспитывался вместе с графом Ангулемским, будущим Франциском I. Бок о бок с королём он участвовал в битвах при Мариньяно (1515) и Бикокке (1522). Едва достигнув тридцати лет (1522) был назначен маршалом Франции. В 1525-м в битве при Павии вместе с королём попал в плен.

В 1526 году принимал участие в заключении Мадридского договора. В 1538 г. был назначен коннетаблем, но скоро потерял расположение короля. После вступления на престол Генриха II Монморанси вновь добился прежнего влияния и стал ближайшим советником короля. В 1548 руководил подавлением народного восстания в Бордо. В 1551 г. был пожалован герцогским титулом.

При короле Карле IX Монморанси стал одним из видных вождей крайней католической партии и образовал с герцогом Франсуа Гизом и маршалом Сент-Андре триумвират, руководивший делами при малолетнем монархе. В 1562 г. он вместе с Гизом одержал победу над гугенотами при Дрё. Пятью годами позже был смертельно ранен при Сен-Дени.

То есть это Дрё всплыло снова, как связь двух разных полководцев, через замок Фер – один его построил, другой превратил в фамильное имение.

Фамильные черты. Граф Монморанси-Бутвиль, вице-адмирал Франции, отец маршала Люксембурга:

Анн де Монморанси - воин, дипломат, министр, любитель искусств, которого называли Принц Ренессанса - был самым влиятельным человеком во всей Франции рядом с королем. Он владел шестьюстами феодами, сто тридцатью замками и баронствами, четырьмя особняками в Париже и многими другими владениями.

Хотя его пять сыновей и семь дочерей все сочетались браком с высшими семьями знати, он был в состоянии держать палец на пульсе страны. Строитель изысканных замков в Шантильи и Экуэне, он обязался создать в замке Фер загороднюю резиденцию для отдыха рядом с мощной средневековой крепостью. Он приказал возвести жилое крыло и монументальный мост, который до сих пор стоит в саду замка, перекрывая ров. Сегодня при его пересечении открываются руины восьми замковых башен.

Так это выглядело во времена Людовика Толстого (плюс мост Франциска):


Общий вид:


 

Прилежащие угодья о боже, пруд! 

 

Замок перешел к сыну великого коннетабля Монморанси Анри I, а затем к его внуку Анри II, потерявшему голову в результате заговора с целью свержения Ришелье.

Замок был конфискован. Людовик XIII вернул замок дочери Анри, Шарлотте де Монморанси (Генрих IV когда-то так страстно любил ее, что пошел против короля Испании, чтобы ее получить. В истории замешан побег в Брюссель в первую брачную ночь, принц де Конде, и прочие известные лица).

В конечном итоге замок был унаследовал Филиппом Эгалите. Для утверждения республиканских амбиций тот продал мебель и светильники. Те, которые остались, были сбыты в открытом аукционе по его кредитам в 1793 году.

На этом закончилась славная эра Фер-ан-Tарденуа. В 1863 году было реставрировано крыло Королевского замка; шато де Фер был восстановлен и превращен в отель в 1956 году.

Историческая часть сегодня:

 

Выход с моста в замковый парк: 


 

Герб Монморанси с внутренней стороны арки на мост:

 

Замковый парк с видом постройку 17 в.: 

Замковый парк с видом на мост 

 

Двор со стороны парка. Кругом следы реставрации и зонтики рестарации:


 

Центральный фасад:


Без Ограды и вензеля нельзя:

 


Сегодня замок превращен в пятизвездочный отель. Роскошные номера в стиле "старого режима", ванные за бархатной портьерой, 70 га парковых зон, конные прогулки, гольф, ужины на природе и непередаваемые алые закаты. Издевательски сообщается, что отель Шато-де-Фер весьма популярное место для проведения свадеб (иронично для русского фаната звучит).

Интерьеры:

 

Видимо, та самая свадьба:

Окрестный парковый массив включает в себя гостевые постройки и мелкие "мини-отели", бывшие охотничьи домики. Они работают по схеме "постель+завтрак", обстановка живописная, отзывы исключительные, бронирование номеров почти неоступно:

Au Fou du Roy  (300 метров от развалин Шато де Фер):

 

La Porte d'Arcy (другая сторона парка)

 

...Кто хотел ехать по мушкетерским местам - нужно брать машину). Это в 90 мин.езды от Парижского Шарля де Голль, направление на Реймс.  

ГЕРБ Шато:

 

Фамильные черты: нос, лепка лица, гальский лис:

Загрузка...