Публицистика
Проза
Стихи
Фотографии
Песни
Тампль
Публицистика
Хогвартс
Драматургия
Книга снов
Рисунки и коллажи
Клипы и видео
Проекты и игры
Главная » Публицистика » Утена: циклопическая статья


Утена -
 
Циклопическая статья без названия

   •   Суть вопроса
   •   Экспозиция 

   •   Персонажи
          → Председатель Академии г-н Оотори
      СТУДСОВЕТ
      ♦  Мальчики
         →  Акио Оотори
         →  Химемия Анфи
         →  Кирью Тога
         →  Сайонджи
         →  Цучия Рука
         →  Мики
         →  Тсувабуки
      ♦  Девочки
         →  Дзюри
         →  Кирью Нанами
      ШКОЛЬНИЦЫ
         →  Шиори
         →  Кодзуэ
         →  Вакаба
         →  Кейко
         →  Оотори Канаэ
         →  Утена
      ♦  Другие Взрослые - ЧЕРНАЯ РОЗА
         →  Профессор Немуро
         →  Токико
               °  Ключи Черной Розы   

   •   Мифология Розы
   •   История Принцессы
   •   История Принца
         °  Индийская модель Бога
   •   История Акио
   •   История Утены
   •   Эпилог на земле
   •   Синопсис Диоса 


Впервые я посмотрела анимэ-сериал «Утена» в 2003 г. или около того. Мы смотрели его компанией, которая тогда ставила «Тампль». Это был гром средь бела дня, мука и сияние, сон наяву, сломанный ребус и падение в недра бессознательного.

Как мы, посмотревшие, ни пытались его переварить, проанализировать и прийти к единому суждению - что же за история рассказана? - что-то постоянно ускользало. С того времени я пересматривала его дважды, и если уже об этом не напишу - так и буду пересматривать его вечно, раз в пятилетку. Меня мучают смыслы, которые я там нашла в первый просмотр - и которым я не нахожу отражения.

Я, конечно, читала интервью с создателями, аналитику и подзаборные теории. У меня есть знакомые мужчины, повернутые на «Утене», читавшие все тома манги на японском и весьма обогатившие мое восприятие своими наблюдениями. Я знаю, что режиссер не отвечает на Главные Вопросы, потому что сам не знает ответа. У него их несколько. И то, что одного ответа нет, сделало этот сериал культовым. Я видела фотосет режиссера «Утены» в костюме Акио, и ничему не удивляюсь. Поэтому я просто расскажу, как я понимаю «Утену» - и может быть это кому-то пригодится).

Речь пойдет только о 39-серийном сериале.

                        


 

Суть Вопроса

Содержание «Утены» весьма трудно пересказать, и делать это глупо - из-за популярности сериала. Тем не менее, что-то рассказать необходимо.

Дело происходит в Школе. Есть много анимэ о школе, это отдельный тематический пласт, особенно если школа не простая, а волшебная («Гарри Поттер» отлично сюда вписывается, доказывая жизнеспособность жанра). Но помимо стандартного набора штампов: мелькающих ирреальных лестниц, нелинейной геометрии, исчезающих комнат или зданий, запретного леса, Дуэльной Арены, подросткового гадюшника, детской отваги, амбивалентного Злодея, центрального Избранника-подростка, тайн, скелетов в шкафу, утонченной эстетики, соревнования за лидерство и мощного призового фонда - помимо всего этого «Утена» является шедевром сюрреализма, это своего рода артхаус среди анимэ.

Это произведение о юных людях, сделанное Взрослыми в том числе для Взрослых, чтобы они еще раз пережили драму взросления. Утена пронизана очень серьезной мифологией, и поговорить я хочу о ней, а не о взрослении. Хотя сделать это в отрыве от последнего невозможно.

Театр Теней, присутствующий в каждой серии с пятиминутками абсурда. Является совсем не детским комментарием на происходящее в сюжете. Одна из визитных карточек "Утены".

 

Экспозиция

В Школе - Академии Оотори - учатся подростки двух типов: «яркие» и «середняк». «Яркие» входят в Студсовет, носят перстни с «печатью розы», одеты в красочные мундиры вместо стандартной формы, у них цветные развивающиеся волосы, крутые повадки и много привилегий, но они обязаны биться друг с другом на дуэлях на той самой Арене - потому что такой тут Кодекс.

Все, кто носят Печать Розы - обязаны выполнять Инструкции. У них есть загадочная речевка, которую они декларируют перед каждым заседанием, призывая мировую Революцию*.

*это искаженная цитата из Германа Гессе: «Птица выбирается из яйца. Яйцо - это мир. Кто хочет родиться, должен разрушить мир. Птица летит к Богу. Бога зовут Абраксас» (с) «Демиан».

И всякий, кто видит их, понимает: Студсовет - это не административный орган, это Орден, но марионетки они или игроки? Кто управляет ими, кто шлет им письма с Края Света? ...Всему свое время.

 

Музыкальная тема этих кадров - подъема Студсовета в башню на Совещание - так и называется "Kami no Na ha Abraxas" (я могу перевести тут два слова: бог и Абраксас:-) 

Формально опечатанный Розой Студсовет - классическая школьная Элита, характерная для учебных заведений Америки и Японии. Это страта Популярных Красавцев, между которыми идет борьба за лидерство по только им понятным параметрам. Со стороны это может выглядеть мутным и загадочным - но в их собственной среде ставки очень реальны и высоки. Потому что если ты не удержался на плаву и не доказал, что имеешь право занимать это место - то есть не «провел дуэль» (не вступил в схватку за свое кредо) - ты вываливаешься вон, в серую массу, которая вовсе не имеет кредо. И там будешь чувствовать на себе все прелести того, чем еще недавно гордился.

Примерно это происходит с Сайонджи, которого подставил Тога фальшивым письмом от Босса, что вызвало несанкционированный инцидент (самовольная акция на Арене). Сайонджи исключают, он вынужден скрываться от всех - и «своих», которым он теперь не товарищ, и чужих, перед которыми стыдно. Он оказывается среди презираемого большинства, не имеет права на свой мундир, его звезда меркнет. И - в совершенном соответствии с социальными правилами данных мест - его восстанавливают за незначительную некрасивую услугу, смысла которой Сайонджи даже не уразумел.

Находиться в такой Элите очень трудно, так как основное время тратится на поддержку имиджа. Представители Элиты обязаны блистать и находиться в центре общего внимания. Никто из них не имеет права на ошибку.

...И это было бы все, если б речь шла не об «Утене», а об обычном сериале про школу. В «Утене» с ее ломкой красотой, притчами театра теней, перетеканием сна в явь и обратно, абсурдным юмором и бешеной режиссурой элитарные подростки названы Дуэлянтами, и объединяет их не что иное, как Высокий Идеал. В этом же их основное отличие от массы других школьных Элит. Потому что пропуском в Студсовет Академии Оотори являются особые душевные качества, благодаря которым дуэлянтов лично отбирает тот, кто способен читать и ранжировать души. Оотори Акио.

 

Башня заседаний Студсовета. Интерьер с Розой в стиле арт-деко. 

«Середняк» боготворит Дуэлянтов, завидует им, преследует обожанием, а если все это не дает обещанного чувства Полноты - то и вредит. На каждого персонажа Студсовета находится свой «человек толпы», и некоторые раны не заживают на протяжении всего сериала. Справедливости ради надо сказать: Дуэлянты отлично кусают и друг друга. Если жизнь - дуэль, надо стать сильнейшим.

Парад подростковой подлости показан тут настолько тонко, красиво, жестоко и многозначно, как умеют только японцы.

- Не бери в голову, ведь мы друзья.
- Ты мне не друг. Ты человек, которому я никогда не проиграю.

Интересное начинается дальше: весь «середняк» - в сущности нормальные счастливые люди. Они обычны именно потому, что лишены оглушительных трагедий. Единственная их трагедия - недостаток воображения. Если бы рядом с ними не было яркого раздражающего пятна - из них не вылезало бы столько чудовищ. Вторая арка «Утены» Черная Роза как раз посвящена страдающей посредственности, причем «посредственность» тут не ругательный негативный термин, а самая что ни на есть констатация факта. Левые подружки из свиты, формальные «девушки» героев со стороны, трусоватые обожатели, не очень талантливые родственники, одним словом люди, затерянные в свете юпитеров, что направлены не на них, внезапно выходят на Арену как дуэлянты, чтобы мстить за себя.

Каждому такому «выходу» предшествует сеанс самокопания в лифте, который едет вниз (в ад) - в мемориальный зал, где много лет назад сгорели заживо сто дуэлянтов. Их почерневшие кольца будут надеты на руку доехавшим до «семинара», и шип черной розы вонзится в грудь.

 

Холл Мемориального Зала с мертвецами, куда студенты ходят на консультацию. 

В мире Утены мистифицирована тема оружия. Оно есть у капитанов фехтовального клуба и клуба кен-до, остальные персонажи достают его... друг из друга. Это великолепная метафора взятой напрокат, украденной или отданной добровольно Духовной Силы, с помощью которой каждый отстаивает на Арене свои принципы (принцип символизируют розы разных цветов, приколотые к одежде - срезанная роза равна поверженному жизненному кредо). И если Утена - главный противник Черной Розы - владеет мечом своей невесты-секунданта, то сами черные дуэлянты вынуждены добывать себе меч из того, кто и отправил их «в ад» - то есть причинил боль. «Недолюбил», «недопонял», «оттер», «не оценил», и проч.

 

Вооруженые болью студентки:

Нет ничего необычного в том, что таким мечом никто не побеждает - эгоизм не может одолеть веру, он блокирует собственные силы человека.

У всех таких «обычных» студентов есть общая черта: они очень быстро взрослеют, разочаровываются в идеалах, находят свою стратегию выживания и превращаются в будущий крепкий планктон. «Что ты будешь делать, когда закончишь школу?» - спрашивает в конце сериала одна безымянная девочка у другой. «Еще не решила», - отвечает та. «А ты - кем будешь?» «Буду женой богача». «Банально!» «Да ладно, главный талант женщины - найти правильного мужчину».

А вот у «особенного» Студсовета все очень сложно. Каждый в нем имеет свой личный надлом, изъян, исправимый только Чудом. Не важно, реален этот изъян или воображаем - чувство Лишенности так велико, что заставляет обычного при рождении человека теперь дерзать, сражаться и стремиться в Перевернутый замок, и именно эту попытку восстановить себя окружающие принимают за Блеск.

С некоторой точки зрения все Дуэлянты изначально Ранены.

Третья Арка: секундант достает меч из Дуэлянта, потому что "имеет доступ к его сердцу".  

 

ПЕРСОНАЖИ

Председатель Попечительского Совета Академии г-н Оотори.

Этого человека в истории нет. От него есть жена и дочь. Именно с ними вступает в контакт Акио, и именно эту фамилию он носит, будучи помолвлен с дочерью Оотори Канаэ. Тут скрыта некоторая тайна - так как зритель долгое время не уверен, кто такой Акио, каковы его «корни» - но и некое разоблачение: как многое другое, эту чужую фамилию Акио берет напрокат незаконно - ведь он еще не женат. И не будет. Принцы не женятся.

«Настоящая» фамилия Акио - Химемия, как и его сестры Анфи. Но, строго говоря, в отношении Акио и Анфи любые имена и фамилии будут временными - так как они не люди, а принципы. Но об этом ниже.

Дочь г-на Оотори:

 

Жена г-на Оотори: 

  

 
Акио Оотори 

 

Исполняющий обязанности Председателя ПопСовета Академии (эта должность в «Гарри Поттере» принадлежит Люциусу Малфою, что намекает: честный неприметный человек тут работать не может!) - искуситель, красавец, профессионал, удачливый игрок, «дух Академии», инициирующий персонажей во взрослую жизнь. Разумеется, в демонической специфике. Ведь основной постулат, проповедуемый тут - «взрослая жизнь не для чистых сердцем», «если все вокруг запачканы - надо тоже запачкаться, чтобы получить то, что хочешь», «невинные люди жестоки и не замечают наносимых ими ран», и так далее. То есть, чтобы повзрослеть и не изойти на жестокость, которая пристала лишь маньякам и безумцам, надо утратить невинность и получить инициацию в «грязь». И, соответственно, начать плавать в грязи, словно в родной среде. Этот же постулат прямо или косвенно звучит в книгах Роулинг в применении к Слизерину. Но важны не эти детали, а общий подход: темная магия «мира взрослых», к которой надо подготовиться, чтоб не оказаться на помойке.

Не желая умножать пафос, не буду говорить о смертных грехах, но точно следующее: красивая их подача и профессиональное владение ложью, завистью, гордыней, похотью и далее по списку - безусловно делают из глупых птенцов весьма успешных и привлекательных Взрослых.

Поэтому Оотори Акио чрезвычайно привлекательный и объемный персонаж, никак не «отрицательный». Он полезен как любой Инициатор - другое дело, что нужна нечеловеческая сила (а сила Диоса, то есть Бога), чтобы ему противостоять.

Конечно, с Акио все не просто, потому что за его человеческой оболочкой скрывается метафизический Принцип. Он - падший дух (о чем говорит и его имя, в переводе с японского означающее и «Венеру», и «Люцифера»). И как всякий падший дух он плачет о том, что утратил.

 

Химемия Анфи

  

Это самый сложный персонаж, проходящий на наших глазах трансформацию от безропотного «приза» в школьных дуэлях до страдающего принципа материальной Природы, падшей ипостаси божества - Ведьмы, повелительницы иллюзий.

В первом случае сказать о ней особенно нечего, но чем сильней приоткрывается завеса - тем больше необходимо слов. Ясно только одно: все иллюзии Академии Оотори поддерживаются именно ей, потому что Природа всегда обслуживает Дух - в данном случае, падший.

Лучше всего о Химемии сказал режиссер «Утены» Икухара: «Для меня Анфи - воплощение реальности. В моей трактовке она не лишена «яда», но «злобы» в ней нет. Она испорчена - но не порочна».

 

СТУДСОВЕТ
 
Мальчики

Кирью Тога


Президент Студсовета, второй после Акио человек в Академии. Типичный принц-обольститель в мундире, пафосен, популярен, циничен, очень умен и никогда не упустит свою выгоду. Это обаятельный карьерист, весьма опасный тем, что умеет выглядеть искренне. Его кредо: «Я всегда на стороне девочек» - делает его в меру легковесным, но и приятным тоже, как может быть приятен записной джентльмен. Тога не способен ходить ва-банк, его жизнь устроена, просчитана и успешна, и если что-то начинает ей грозить - Тога использует психологические трюки и манипуляцию.

В Тоге много легкости и иронии - по гороскопу он Близнецы. Это важно, потому что двойственность - отличительное качество этого персонажа, и оно роднит его с Акио. При всех своих данных Тога хороший человек, но чтобы это стало очевидно - нужен небанальный повод. Его порыв в финале спасти Утену «из рук Края Света» - как раз таков. Но пока все вокруг Тоги как обычно - он не напрягается.

Второе качество, которое роднит его с Акио - наличие у Тоги красного мотоцикла. У Гуру - красный автомобиль, у Ученика - красный мотоцикл. Очевидно, что и авто, и мотоцикл - просто визуальные символы Крутой Жизни, которая наступит уже сейчас, если ты перестанешь тормозить. И тут важно, что Акио первым из всех инициировал Тогу, а Тога в своем мотоцикле инициировал Сайонджи (уже после того, как тот прокатился с Акио - то есть Тога посягает на то, чтобы перебить «печать» гуру на своем приятеле). И когда за словом «инициация» мы слышим «секс» - это, скорее всего, верно.

Тога интересен тем, что постоянно пытается вести свою игру. Именно на него делает «ставку» Акио в выборе сосуда для Диоса. И мне очень жаль, что мы так и не узнали, что случилось бы в том случае, если бы план сработал. Очевидно, что финальная дуэль «Революция» - это дуэль чемпиона с Акио, с падшим духом, жаждущим присвоить все накопления «победителя». Своими силами человек ее выиграть не может, и Акио никогда бы этого не позволил. Что он собирался сделать с верным подельником Тогой? Поглотить его? Увы, я никогда этого не узнаю.

А Тога знает. И предупреждает в финале Утену никому не верить - ни Акио, ни Невесте Роз.

Интересный факт: из Тоги на протяжении сериала дважды достают Меч - это делают разные персонажи. И они достают разные мечи. Влюбленная Кейко вынула из него катану, такую же, как у Сайонджи. Сам Сайонджи вынул из Тоги рыцарский бастард. 

 

Сайонджи

 

Заместитель Тоги, расовый самурай, руководитель клуба кендо. Не менее типичный принц-обольститель, но куда топорнее Тоги. Сайонджи - продукт патриархата, не скрашенный культурой. Точнее - он традиционно-культурен в японском смысле слова, где атрибутами качественного воспитания являются интимные дневники на двоих, скрытые эмоции, абстрактная любовь, презрение к слабостям, грубая речь, деревянные мечи, независимость и воля. Но Сайонджи еще полуфабрикат. Он декларирует независимость, но ему не хватает сил и ума быть свободным. Поэтому как в дурных сюжетах он утверждается на слабаках, девушках и животных. То есть на «второсортных» персонажах, не могущих дать сдачи или дернуть Сайонджи за поводок. Сам Сайонджи на сильном поводке у Тоги, и тяготится этим.

Потому что Тога взрослей и сильнее. На его фоне Сайонджи - клоун. Об этом говорят взрослые мужчины сериала, использующие Сайонджи как временный инструмент в своих планах. Для гордости Сайонджи ужасно быть причиной насмешек, и спасается он от этого все большим негативизмом. На самом деле он очень раним. Но, как известно, «настоящей дружбы не существует», и кто был использован не однажды - не будет впредь доверять.

Парадокс в том, что Сайонджи из раза в раз верит и верит. Он очень любит Тогу, друга своего детства, восхищается им, и ненавидит за то, что они не равны. Тога, конечно, об этом знает, и хорошо управляет их связью. Можно подставить друга и поржать над ним, когда ты полностью контролируешь свою жизнь. Но в час испытаний надо вспомнить, что вы товарищи, освежить «важные воспоминания детства». Именно поэтому в решающей дуэли один из них оказывается секундантом другого.

Интересный факт: в качестве "невесты-секунданта" Сайонджи - единственный, кто физически поддерживает своего Дуэлянта, когда вынимает из него Меч. И только он вынимает Меч одной рукой. Может быть, это означает, что душа Тоги ему не тяжела и он ее хорошо знает, а может быть это значит, что никакая тяжесть от друга не пересилит стремления не дать ему упасть.

 

Цучия Рука 

 

Экс-капитан клуба фехтования, четкий, болезненный, с взрослым умом и подчиненными разуму чувствами, которыми отлично владеет. Это холодный принц. Он появляется всего в двух сериях, поэтому мы не знаем его синопсиса и мотива, который заставил Руку надеть печать розы. Судя по тому, что мы видим, Рука - независимый одиночка, он отлично знает старший состав Студсовета, и с Акио у него взаимовыгодное товарищество.

В Руке сочетается юношеский идеализм и взрослая беспощадная расчетливость, благодаря чему благородная цель оправдывает скользкие средства. Как любой принц-старшеклассник, он владеет набором манипулятивных техник, которые точно такие же, как у Тоги, но поскольку у Руки другой стиль и характер - результат тоже выглядит иначе.

Он хочет освободить свою подругу Дзюри от ее любовной зависимости. Дзюри тягостно и безответно любит девушку, которая ее не стоит. Для холодного принца это плевая комбинация. Он соблазняет эту девушку, вызывая ревность и вспышки контроля, лжет ей, делает ее своей Невестой-секундантом, проигрывает дуэль и бросает, потому что эта она виновата - «она не была честна». Сцена разыгрывается на школьном дворе при большом скоплении народа, девушка воет, ползет по бетону, клянется, что любит больше жизни - кому какое дело, сама виновата.

Дзюри мечется как кошка на раскаленной крыше - она ничто не в силах контролировать. Последней каплей стали записи с автоответчика, где брошенная девушка клянется и клянется Руке в любви. Ты все еще заинтересована в ней, Дзюри?...

...Конечно, все это лишь приемы, которые призваны пробудить боль и ярость, а может быть и самоуважение Дзюри, разбить ее скорлупу. Цучии Руке не нужна была Сила Диоса, Вечность или Революция. Он ушел из больницы ради своей лебединой песни - помощи близкому человеку. Но может быть, он просто считал, что Дзюри не права, и это надо исправить любым способом. Рассудочные мальчики очень к этому склонны.

Когда в мире Академии человек умирает - можно считать, что он повзрослел. Так что Цучия Рука в некотором смысле закончил школу.

Интересный факт: Дизайн этого персонажа списан с режиссера.

 

Мики

Это «маленький принц» из средних классов, одаренный подросток, входящий в Студсовет на основании своих талантов и серьезного характера. У Мики вроде бы все хорошо, в отличие от вышеперечисленных: он не рисуется, чист душой, застенчив, добр и в высшей степени положителен. Его беленький детский мундир застегнут на все пуговицы. Он - крапивинский мальчик из клуба фехтования, мальчик со шпагой. Вдобавок Мики «гениальный пианист», проводящий много времени в темном музыкальном классе. Тук-тук - каблуки по фехтовальной дорожке, вжик-вжик - рапиры, тик-так метроном, тик-так - секундомер.

Этот секундомер в руках Мики, на который он постоянно смотрит - на него, а не на людей - действительно очень важен. Если метроном, часто появляющийся в кадре, означает школьную «правильность» игры, единожды заведенный ритм, с которого нельзя сбиться, то секундомер означает ровно то же самое - техническую правильность - но не в музыке, а в коммуникации, в жизни. Мики рационал. Ему абсолютно чужда спонтанность, он живет по правилам, и поэтому Мики совершенно не интересен. От него ничего нельзя ожидать - ни скверного, ни блестящего. Все блестящее, творческое, свежее и новое - как и все скверное - в его жизни символизирует его сестра.

«Нечто Сияющее», что Мики потерял в детстве, и тщится найти. К несчастью, Мики так обращен в прошлое, сентиментально связан с ним и своими воспоминаниями (частично искаженными), что не в состоянии рассмотреть свою сестру в настоящем. Это неудивительно - ведь психологически она гораздо старше его, и хотя Мики ей подчинен - он от нее закрывается.

Интересную фразу говорит  Акио о Мики и Дзюри: «Они не смогут принести в мир революцию. Они потерял надежду».

Любопытный факт: считается, что Мики на протяжении сериала играет одну и ту же пьесу - "Залитый солнцем сад". На самом деле он так же играет "Афродиту смерти" и "Невидимые розы".

 
Тсувабуки 

 

Этот персонаж не входит в Студсовет, но лучше всего расположить его тут. На вырост: в самом конце истории он оказывается рядом с Мики в окружении Дуэлянтов, что намекает - мальчик идет куда надо, растет достойная смена.

В остальное время мы видим мелкого младшеклассника в дурацкой школьной форме стандартного образца. Он ни в каком смысле не Принц, но он гораздо активней и интересней Мики. В некотором смысле они противоположны, потому что из Тсувабуки так и хлещет творческая энергия, способная породить массу протуберанцев на ровном месте. Тсувабуки знает, чего хочет, готов приносить жертвы, у него богатое воображение и много лихости. И еще - у него Все Впереди.

Тсувабуки нравится Взрослая Девочка (конечно, взрослая - относительно его самого), причем тот тип отношений, который Тсувабуки выбирает как идеальный для себя - это услужение Богине, пока ее не удастся взять под контроль, и тогда уже Она будет восхищаться Тсувабуки и служить ему. У Тсувабуки разработаны 34 плана по запугиванию, причинению вреда и спасению, включая угрозу жизни, и некоторые из этих планов мы видим реализованными. К несчастью, Тсувабуки банально мал годами, поэтому его детские Грандиозные Планы смешны. А вот его циничный напор не смешон.

Большая удача, что Взрослая Девочка совершенно ему под стать. У нее много подлых планов и комплекс Дивы, и она находится в таком же положении относительно объекта своей влюбленности - собственного брата Тоги.

Девочки

...В Студсовете их всего две.

Дзюри

 

Капитан клуба фехтования. Самый взрослый женский персонаж из учащихся в Академии. Интересно то, что не Утену, а именно Дзюри мы ни разу не видим в юбке (ночная рубашка не в счет) - она действительно носит полноценный мужской костюм. Весь сериал дирекция Академии цепляется к Утене из-за мужской формы, хотя Утена на деле одета как девочка: на ней приталенный сюртучок и вызывающе-красные трусы велосипедки, дальше только бесконечные голые ноги. Входящая в Студсовет Дзюри одета в мундирную куртку и брюки, и это никого не касается, вероятно, потому, что Дзюри не учится - только преподает.

У Дзюри есть взрослая проблема: она не верит в чудеса. Это осведомленная, холодноватая девушка, не очень заинтересованная в коммуникации. Во всем, что она делает и говорит, сквозит равнодушный опыт, который ничему не удивляется, не совершает ошибок, и, похоже, стал в тягость сам себе.

На самом деле у Дзюри богатая внутренняя жизнь: она не может избавиться от негодной любви. Девушка, которую она любила, предала ее. Дзюри заморозила эту любовь в качестве фото в медальоне, и между делом растравливает свою рану. Это обращенность в прошлое лишает Дзюри любых перспектив. Забавно, что девушка с фото вскоре появляется рядом с Дзюри - но никаких сдвигов не происходит. Дзюри презирает ее и отказывается коммуницировать - а может быть, просто бежит от реального человека - но при этом страдает, постоянно сжимая медальон.

Когда девушка узнает, в чем проблема Дзюри - она начинает пользоваться своим положением, мучая Дзюри и подсаживаясь на свою власть над ней. Таким образом, два персонажа образуют очень прочную садо-мазохистскую пару. «Взрослось» Дзюри никак не помогает ей: она зависима, и что хуже - не от конкретного человека, а от своих старых иллюзий на его счет.

Удивительно, что вокруг Дзюри происходят грандиозные события - какая-то Революция, нисхождение божественных сил, люди ломают свои жизни, трансформируются, бьются насмерть за мечту - Дзюри безучастна. Ей все это не интересно, она действует по инерции. Это единственный Дуэлянт, который хочет получить Силу Чудес только для того, чтобы доказать: Чудес не существует. Есть такие атеисты, которые назло пойдут в Крестный Ход, только чтобы сказать: «А я говорил, все это ерунда».

...При всей своей высоте и хрупкости Дзюри визуально кажется очень тяжелой. Может быть, дело в цветовой гамме, а может быть в больших сиськах. Этого нет, когда мы видим черные силуэты студсовета - изящные фигуры, устремленные вверх. Но вот появляются краски - блин, это бетонная Дзюри, сейчас по десятому разу под одну и ту же музыку нас будут гипнотизировать медальоном.

Самый неподвижный персонаж.

 

Кирью Нанами

Младшая сестра Тоги, вошедшая в Студсовет по его протекции. У этой девушки самая интересная жизнь. Она живет в постоянном триллере, который генерится в ее голове. Поэтому с ней случаются такие невообразимые вещи, как раздавливание гигантским крабом, превращение в корову, бой с кенгуру-боксером, нападение лошади, преследование слонами, поездка в Индию и снос яйца. Да - Нанами снесла яйцо. Правда, она не знала, что с ним делать и от стыда зарыла в парке. Но материнские чувства взяли свое - хотя было уже поздно. Яйцо стало летающей тарелкой.

Тот факт, что Нанами ревниво влюблена в своего брата на этом фоне мелочь. Хуже, что у нее склочный и пакостный характер, благодаря которому она способна, например, утопить котенка - потому что брат уделяет ему больше внимания, чем ей. Жаль, что взрослых девочек брата, с которыми тот сутками обнимается по коридорам, не утопишь - но паразитов можно ликвидировать разными способами, и Нанами на вечной войне. Удивительно, что у нее хватает времени на сон - это едва ли не единственный персонаж, которого мы видим спящим (все символично!)

Каждого Дуэлянта в сериале характеризует его оружие. Нанами орудует кривой саблей, столь же хитровывернутой, как и она сама, и вдобавок у нее в рукаве кинжал. Нанами необузданна. Но очень незрела. При этом у нее самый сексуальный костюм - на грани гротеска. В нем она похожа на осу. Нанами единственная из дуэлянтов носит каблуки. Но принимать демонстрацию за чистую монету будет ошибкой. Даже ее брат ошибся на ее счет - и получил по морде. Любовь любовью, но только Нанами в красной машине Акио отбивалась руками от взрослого предложения.

Нанами желает производить впечатление искушенной леди и постоянно подозревает окружающих во всех мыслимых грехах. Ее параноидальный мозг, действительно, все примечает, и порой делает верные выводы. Но Нанами мелко плавает - даже со всеми летающими тарелками и слонами. Она - бытовая девочка, жаждущая быть популярной, и не более того.

Один из самых прекрасных персонажей.

 

Школьницы

Сестры, подруги, невесты, объекты желания и предметы использования. Каждая из них - темный омут со своими чертями, и черти эти - мужского пола. Многие истории безотрадны, некоторые поучительны, и все - совершенно узнаваемы.

Каждый из нас наверняка знает пару таких девочек.

 

Шиори 

 

Это та самая девочка, в которую влюблена Дзюри. Миниатюрная, игривая, лживая, которой вроде бы все дано - но не тут-то было. Шиори завистлива, ей трудно смириться с тем, что она обычная, ничем не блещущая школьница на фоне яркой матерой Дзюри. Но как это обычно бывает с девочками в период становления, вскоре обнаруживается Интересный Факт: оказывается, можно ничем не блистать, но все равно обойти талантливых друзей: надо просто отнять у них, что им дорого, и присвоить себе. И механизм этого очень простой - сексуальный.

Потому что талантливые люди так устроены, что постоянно заняты Делом - для кого-то это спорт или театральный кружок, для кого-то музыка, как для Мики, или наука, как для Седзи Микеге, или просто Мечта, над осуществлением которой человек работает. Одним словом, им не до стратегического секса. Конечно, если ты не «принц», одаренный как раз в этой области - но речь о девочках.

Стратегический секс - это секс, преследующий определенную цель и ведущий к некоему выигрышу.

Шиори дважды пользуется этим способом, хотя и одного было бы достаточно, чтобы понять ее. В первый раз она «забирает» у Дзюри их общего друга для подтверждения своей значимости. Этот парень сам по себе был ей не нужен, имела значение только реакция подруги. Второй раз она использует капитана фехтования Руку, чтобы пробиться в школьную элиту - но истинный мотив все тот же: уязвить Дзюри. Потому что теперь, в отличие от первого раза, Шиори знает, что Дзюри неравнодушна к ней. Значит, каждый роман Шиори будет ранить Дзюри и доказывать, кто в лавке главный.

Интересно, что на фоне замороженной Дзюри Шиори выглядит весьма живо, и порой создается впечатление, что она сбегает от тягостной связи и своей зависти, пользуясь любыми методами. Ей не хватает силы духа принять чувства Дзюри как реальность, а не стыдный факт, увидеть в ней человека - и взять на себя ответственность за разрешение проблемы. Например, искренне попросить прощения. Или твердо, однозначно отказать, лишив Дзюри ложных надежд. Но дело в том, что Шиори, стандартная девочка-фанатка, очень нуждается в Дзюри как в символе превосходства. Сперва как в фигуре на пьедестале, потом - как в поверженном идоле, которого Шиори «одолела».

Основное чувство Шиори по отношению к Дзюри - черная радость, что у той есть слабое место. «Ты такая жалкая, хи-хи».

Власть над другим человеком - это умение бестрепетно ранить его и наслаждаться результатом. Такая тактика делает Шиори «грязной по-взрослому», но она все еще проигрывает настоящим Взрослым. Исключительно потому, что как любой подросток сильно переоценивает секс.

Шиори - принцесса, которая использует мужчин, в мифологии сериала это недурной задел на Ведьму. Но чтобы стать настоящей ведьмой - надо подчинить «принца». Без искренних и глубоких чувств это сделать невозможно.

Что до любви - то любить Шиори не умеет.

 
Кодзуэ

 

Сестра-близнец Мики. Еще один «грязный по взрослому» персонаж, рано повзрослевший - может быть оттого, что все детские игрушки были для нее фальшивы и глупы. Кодзуэ - реалистка, для которой жизнь лишена детского очарования, способного, как волшебная вуаль, скрыть истинное положение вещей. Родители не любят друг друга и разводятся, дети для них предмет хвастовства, пусть жизнь не заладилась - хоть дети удались. Брат Мики талантлив в музыке и очарован жизнью, а Кодзуэ - бездарный довесок к нему, даром что на одно лицо.

Мики - единственный, кто не понимает этого: для него сестра - гений, совершенство, хрупкий нежный цветок, оставшийся в памяти как «нечто сияющее». И он искренне недоумевает, отчего они отдалились друг от друга, и чем он виноват. Мики думает, что сестра зависит от него, что она - ведомая принцесса, и он должен всегда опекать ее и быть с ней рядом, указывая путь. Потому что он Мужчина.

Ровно по этой же причине - понимания любви как опеки безвольной девушки-цветка с прекрасным ароматом - Мики увлекается Невестой Роз Химемией. Улыбчивая бессловесная тряпка-Химемия идеальный объект для Мики, который на ее фоне чувствует себя сильным, настоящим и испытывает приливы вдохновения.

Парадокс же в том, что Кодзуэ не ведомая принцесса - она охотница. Аполлон и Артемида - отличная аналогия для этих близнецов, один их которых занят искусством и не умеет строить отношения с прекрасным полом, потому что далек от «материального», а другая - голенастая мстительница, неуязвимая для мужчин, которых заводит пачками ради развлечения. Кончено, что-то оказывается утрачено - чистота и невинность, способность влюбляться, доверие - но, в общем, это посильная цена.

...Однако в окружающем цинизме есть одно исключение: это Мики, единственная родная душа. Мики «чист», поэтому Кодзуэ будет грязной и опытной за двоих, чтобы защищать брата. И чтобы дистанцироваться от него, потому что иначе она не может обрести самоопределения.

Есть в этой бочке испорченного меда еще одна ложка дегтя: пока Кодзуэ шляется по ночам, красит губы и выскакивает из темного музыкального класса в расстегнутой блузке - Мики больно, страшно и стыдно, и благодаря этому он смотрит на НЕЕ, а не на Невесту Роз, фехтовальную тренершу или в ноты. Путь она перестала быть для него самой «сияющей» - она будет самой «темной». Главное - буря вызываемых чувств. Главное, что в мире их по прежнему только Двое.

Все средства хороши для борьбы с внутренним одиночеством. К несчастью, у девушек все эти средства сводятся к одному.

 
Вакаба

 

Подруга Утены. Один из немногих героев этого сериала, который умеет дружить. В ней есть неотесанное ребячество, бестактность и назойливость - но это издержки перед главным: Вакаба способна принимать близко к сердцу проблемы другого человека, даже если не понимает их причин. И самочувствие друга ей важнее собственного.

...Конечно, до поры до времени - пока не приходит Любовь. Как большинство обычных людей, Вакаба убивает время рядом с ярким человеком, искренне исполняя ритуалы дружбы - но на самом деле ей просто некуда себя деть. Это счастливое и беспроблемное состояние, в основе которого лежит спокойный материализм. Вакаба - веселая адекватная девушка, ведущая себя в соответствии с возрастом: у нее есть неисполнимые мечты, которые она трезво оценивает как неисполнимые, и способы скрасить обыденность. Поэтому пока некоторые добиваются «принцев» - Вакаба называет своим принцем Утену. Это лучше, чем ничего.

Потому что на принце она обожглась в соответствии с правилами подростковой драмы. Вакаба написала Ему любовное письмо, а Он выбросил его как досадную помеху, причем там же, где получил - в людном месте. В результате письмо оказалось на доске объявлений, читала вся школа. Девушка-принц никогда такого не сделает.

Однако когда случается чудо и Он - отвергший Вакабу принц, вылетевший из Академии - просит у нее убежища, Вакаба не просто прощает его. Она хватается за свой шанс и расцветает. Теперь у нее есть тайна, у нее в комнате незаконно живет красавец, принимает ее заботу - кофе, корм и деньги - и вчерашний мир теряет значение. У новой Вакабы нет времени на кружки, подруг, школьные мероприятия и все те связи, которыми она жила. Потому что в ценностном мире Вакабы любимый мужчина всегда будет стоять на первом месте.

В последних сериях, когда Вакаба открывает для себя Акио, она оттирает Утену, потому что дружба дружбой - а в любви каждый за себя и все средства хороши. Дружба - это причал, куда ты возвращаешься между свиданиями, а впоследствии - в перерывах между семейным долгом.

«Из тебя выйдет очень хорошая жена», - говорит Утена. И это правда.

 

Кейко

 

Весьма четкая девочка средней симпатичности, которая хорошо знает, как не быть ботаном. Она входит в свиту Нанами.

Как в любой школе, в Академии есть элитный круг крутых, фоновый середняк, и маргиналы, причем Утена и Химемия относятся именно к последним (Утене везет больше, ибо по сути она и есть Элита). Между элитой и маргиналами очень тонкая граница, и это касается не только школ, а вот середняку до элиты очень далеко. Поэтому середняк должен держаться стаей или группками, создавая банды и фанклубы, подкрякивая Сильным и Ярким, быть у них на побегушках, травя неугодных, выслуживаясь, одним словом тут мировая Мафия недалеко ушла от подростковой морали.

Кейко входит в тройку, которая решает обслуживать Нанами. Во-первых, сама Нанами очень яркая и у нее явный комплекс строгой Госпожи, так что лучшего хозяина не найти. А во-вторых и в-главных - она сестра Тоги.

Сестра самого Тоги! Школьного секс-символа. Который на трех фашистов Нанами никогда не обратил бы внимания. А так они примелькаются, и чем черт не шутит.

И черт пошутил. Правда, Кейко съела пуд соли, пока подкатывала к принцу. Не от него, конечно - Тога не Сайонджи, ему обслужить девочку в радость, так что проблемы были в другом месте. Бдительная Нанами, для которой каждый, кем интересуется ее брат - паразит, стояла насмерть, не давая Кейко даже пересекаться с Тогой.

Она отправила ее с банкета готовить за себя какие-то документы (пропало платье с воланами!), постоянно читала пафосные нотации, била, снова ругалась и била. А застав Кейко с Тогой под одним зонтом в дождь, просто уволила ее из всех кружков и выперла из всех мест, словно сама память о ней должна быть стерта («отключила от питания»).

Тут расположен примечательный момент: когда наивная Кейко бросилась к подругам-фашисткам, чтобы они замолвили за нее слово перед госпожой - те сделали вид, что перед ними пустое место. Очень подло, но очень в стиле свит - потому что смелые люди ходят по одному, а в стайки сбиваются трусы. Поэтому Кейко, оставшейся в полной изоляции, пришлось быстро повзрослеть.

И в новой перспективе все предстало перед ней в другом свете: во-первых, главным паразитом оказалась теперь Нанами, что недалеко от истины. Во-вторых, Кейко поняла, что будет бороться за себя, и научилась давать сдачи. В-третих, оказалось, что Нанами можно банально врать - продолжать подкрякивать и подскуливать, но хранить свои свидания с Тогой в секрете. Ну и в-последних, будучи обычной девочкой, Кейко оказалась готова встречаться с Тогой без каких-либо Особых Планов, быть одной из многих. Ей вполне достаточно, что она влюблена, спасибо и за это.

После школы юного фашиста это очень большой прогресс.

 
Оотори Канаэ 

 

Невеста Акио, которую мы видим мельком в паре эпизодов. Это девушка совсем из другого мира - мира больших денег, бизнес-связей, заранее распланированной судьбы и спроектированного замужества. Она культурна, хорошо образована, воспитана как подобает леди, элегантно одета и инфантильна. Точнее сказать - мы не знаем, что она за личность, потому что видим банальный патриархальный идеал: сначала за девушку несет ответственность отец, потом - муж, и желательно, если она вообще не будет выходить из дома.

Канаэ вроде как заканчивает «школу», но это не Академия - напрашивается мысль о лицее для детей элиты. Ее брак с Акио должен наступить «как только Канаэ исполнится 18», видимо сразу после выпускного. Однако Канаэ не выглядит ученицей - она выглядит старше своих лет, потому что это с пеленок «перспективная жена нужного человека». Ее помолвка устроена родителями, так как им нужен Акио.

Постепенно над этим образцовым альянсом приоткрывается завеса. Акио исполняет обязанности Председателя, так как сам Председатель Оотори-старший не справляется: может быть он стар, может быть слаб, может быть у него другой бизнес и любовница за границей. Мать Канаэ полностью разочарована в муже, но люди этого социального класса не разводятся, деньги такие деньги, поэтому самое лучшее - выдать дочь за любовника. Это скроет ненужную связь и одновременно надолго привяжет любовника к ноге.

К ноге - в прямом смысле слова. Мать Канаэ шантажирует Акио тем, что уволит его, если он будет игнорировать ее дочь, хотя подтекст, конечно, иной: «уволю, если вздумаешь игнорировать меня». На самом деле миссис Оотори счастлива, что Акио не увлечен Канаэ, и благосклонно слушает его ложь, весь этот диалог - игра, прелюдия. Просто нужно лишний раз напомнить, кто здесь диктует правила.

...И вот, наконец, нога как таковая: Акио отлично играет роль фут-фетишиста, в сериале он последовательно обслуживает три женские ноги, одна из которых как раз принадлежит миссис Оотори. Но если две школьницы не поняли, как к этому следует относиться - формально там была перевязка при растяжениях, лазейка для невинности - то мать Канаэ да, знает в этом толк.

Сама Канаэ - типичная принцесса, которая полностью вписывается в архетип будущей Невесты Роз, и ее это нисколько не заботит. Заботит ее только то, что она «не идеальная жена» - она не может полюбить сестру Акио Химемию. Это пятно на идеальной жизненной программе. Реакции Канаэ незрелы, обида - глупая и детская, подобранные слова об этом - слишком поверхностны и общи, в рамках приличий. В действительности, тут Канаэ впервые говорит от лица своей интуиции, она боится размаха явления, которое представляет собой Акио, и не понимает этого, так как принцессы не думают - однако чувства ее совершенно точны. Химемия - это душа Акио, и не принимая ее, возмущаясь и брезгуя ей, Канаэ на самом деле отвергает Акио.

В курсе ли она связи Акио с ее матерью? Кто знает.

В финале мы видим, как тревоги Канаэ полностью оправдались: ее, безвольно растекшуюся по стулу, кормит яблоком смуглая рука «злодея Акио». Мертвые глаза Канаэ неподвижны и лишены значков. Яблоко утыкано вилками, так же как Невеста Роз - мечами. Интересно не это: если присмотреться, смуглых руки в кадре три: одна держит Канаэ за подбородок, другая поддерживает за плечо, а третья дает яблоко. И эта яблочная рука - женская.

 

Утена

 

Об этом персонаже написаны километры текста, в том числе и здесь, поэтому скажу кратко: это девушка, которая в раннем детстве встретила Бога, и с тех пор все у нее пошло через розу.

_________________________ 

Чем активнее в сериале персонаж, чем его там больше - тем меньше о нем можно сказать, потому что мелочи делаются не важными, становится видна основная крупная характеристика. И соответственно, чем меньше присутствует какой-либо персонаж на экране - тем больше о нем приходится писать, так как каждая мелочь кажется важной.

Данная обратная пропорция полностью подтверждается следующим разделом.

 

Другие Взрослые
 
ЧЕРНАЯ  РОЗА 

Это самостоятельная арка, которой нет в изначальной манге - там имеется лишь короткий эпизод. Режиссер, по его словам, хотел попробовать себя в драме. Поэтому в этой истории мало сюрреализма - но много психоанализа и тончайшей работы с нюансами. Эта арка также интересна тем, что сообщает нам о сущности Печати Розы (знак договора с Акио), и показывает демонический аспект Акио, который покупает человеческую душу в обмен на сокровенное желание - чтобы использовать силу этой души в своих целях.

Техники Акио по изменению реальности коррелируют тут с техниками режиссера по изменению сознания зрителя, потому что эта Арка великолепно срежиссирована, и время в ней идет двумя потоками - и вперед, и назад. «Глубже. Смотри глубже».

 

Профессор Немуро

 

Он появляется в Мемориальном зале Академии в качестве талантливого аспиранта Содзи Микаге, который готов выслушать каждого студента и помочь ему справиться с тем шипом, что студента точит. Как выясняется в конце - это юная замороженная ипостась профессора (интересно, что «Микаге» говорит о Немуро как об умершем).

На первый взгляд перед нами Школьный Психолог. Он ведет семинар, куда приглашаются самые яркие студенты, чей потенциал хорошо бы раскрыть. На самом деле это лукавство - потому что на семинар попадают люди, связанные с Дуэлянтами, обиженные на них, но «имеющие доступ к их сердцу». Первая и единственная консультация проходит в лифте, едущим вниз мимо гробов, торчащих в стене торцами. В этих гробах лежат сто погибших дуэлянтов, которые сгорели в этом крыле много лет назад. Они носили Печать Розы и были готовы биться за свои Идеалы - но не успели.

...То есть символически в гробах лежат именно Идеалы и Мечты покойников, а вовсе не сгоревшие тела.

Пока студент погружается в глубины своего эго, голос Микаге советует ему смотреть глубже, не застревать на мелочах. Если человек, излив всю свою боль, сохраняет в себе остатки доброты или здравомыслия - он выбраковывается. Для семинара подходят только те, кто в результате исповеди окончательно возненавидели обидчика или весь мир, и жаждут мести. Таким необходима Революция, которая изменить сами параметры паршивого мира. Далее происходит мистика: семинаристу вонзают в грудь Черную Розу (то есть эта роза растет у него из сердца), надевают на руку обгоревший черный перстень мертвеца с печатью розы - и отправляют на Арену.

...Люди, попавшие в лифт, не собирают из собственных осколков утраченное единство, не выздоравливают и не выходят из аффекта - они полностью соединяются со своей Темной Стороной, словно светлой в них никогда не было. Потому что ради Мечты всегда надо чем-то жертвовать, и свет души не хуже любой другой платы. («Взрослая жизнь не для чистых сердцем!»)

Такие опыты над людьми возможны лишь потому, что Содзи Микаге пребывает в глубокой иллюзии: если его ставленник убьет Невесту Роз, сам Микаге заменит ее на другую, собственную - и весь аппарат Арены наконец будет работать на него. Потому что именно он открыл путь к этой Арене, фактически создав технологию, которой пользуется Академия по сей день. Это было необходимо, чтобы получить Вечность - не для себя, для своей Невесты.

...Невеста Микаге неизлечимо больна. То, что это мальчик, как две капли воды похожий на мелкого Акио, не должно иметь значения. А то, что его зовут Мамия - как парафраз Химемии - вероятно, просто совпадение :-).

 

* * *
Не важно, что план Микаге не срабатывает: важно, какую историю мы узнаем. Профессор Немуро - так звали его в прошлом и зовут всегда - очередной гений без эмоций, похожий на компьютер. Он учился в этой же Академии, пока не был приглашен возглавить секретные разработки, которые должны «открыть дорогу в Вечность». Вместе с ним работают сто юношей-контрактников, каждый из которых носит «печать розы», то есть формально они Дуэлянты. Но никаких дуэлей не происходит, потому что и самой Арены нет.

...Неизвестно, чем именно занят секретный отдел, напрашиваются генные опыты и прочие модификации личности, хотя по словам самого Немуро они занимаются «не медициной». Тем не менее, по коридору постоянно возят стыдливо накрытые простынями гробы.

Профессор Немуро так поглощен своим узким сектором работы, на которую согласился из финансовых соображений, что до самого конца не понимает, что именно происходит в Академии. Работа стопорится, и профессору Немуро присылают инспектора - взрослую авантажную женщину, младший брат которой болен. Вероятно, впервые в жизни Немуро увлекается другим человеком. Эта женщина и заражает Немуро мыслью о Вечности, которая должна спасти ее брата Мамию. Сам Мамия настроен более трезво: он не любит засушенные розы, ему претит мертвая «вечность», и он смирился с тем, что умрет. Не имя собственных чувств, профессор Немуро невольно берет за образец чужие, погружается в них, превращая в стимул для работы. Беседы с мальчиком в заснеженном розовом саду очень этому способствуют.

И вот в небесах возникает Арена и перевернутый Замок Мечты. Осталось открыть туда Дорогу (вычислить технологию, как этим пользоваться). В этот момент перед Немуро возникает Акио - тот самый заказчик работ. И предлагает контракт плюс перстень с печатью розы. Почему лишь теперь? Потому что Немуро добился результата. Правда, он «не может решить уравнение» - но после скрепления Договора с этим не будет проблем. Следуя условиям контракта, Немуро все поймет.

Здесь Акио почти пародирует классического сатану: скрепить договор, продать душу в обмен на желаемое, только договор скрепляется не кровью, а печатью Розы.

Но кровь следует неотвратимо, так как именно печать Розы делает из человека того, кто ее проливает - то есть Дуэлянта.

...Условия Контракта чудовищны. Немуро предписывается принести в жертву сто человек - перебить их по очереди, взойти наверх по их трупам (или трупам их Идеалов). Что за бред? «Но все они заключили контракт со мной», - говорит Акио, давая понять, что единственный, кто не в курсе происходящего - сам Немуро. Остальных Дуэлянтов такая постановка вопроса не смущает. Они начнут взаимоистребление и без Немуро, «смогут продолжать без него».

Профессор Немуро не желал биться с кем бы то ни было, так что он просто сжег сто человек вместе со зданием, где они открывали шампанское и готовились праздновать успех. Если цена Мечты - гекатомба, то незачем тянуть.

Древние животные погибли и стали топливом, которое мы добываем - углем и нефтью. Без этих жертв невозможно развитие цивилизации.

Через весь сериал тонкой нитью проходит хорошо спрятанная мысль, что Академия Оотори, где для каждого человека застыла его юность - это комбинат по добыче из людей их душевной энергии, потому что только в юности этой энергии много, запас на всю жизнь. Ложные концепции и мечты, которым люди страстно предаются в молодости, и ради которых готовы на подвиг - пища для Акио и его строительный материал (вечная жизнь и вечная молодость - классическое искушение почти по Гете). Хотя возможно, его единственной пищей являются именно разбитые Мечты. Только погибшее животное является топливом.

Потому что сам Акио - продукт разбившейся мечты Диоса.

...Микаге считал профессора Немуро «погибшем при пожаре». На его примере мы видим в действии ровно ту же технологию, что была использована с дуэлянтами Черной Розы, которые забывали, кто они, и становились функцией-убийцей: профессор Немуро вытеснил знание о себе-целом вместе со своей виной, похоронил реальность, соединившись лишь со своей ложью, безопасными воспоминаниями и страстью «продвинуться вперед». В этих воспоминаниях авантажная женщина не изменяла ему, сам он не возил по коридору гробов, пожар устроил Мамия, а благородный профессор взял вину на себя. Он получил ту самую застывшую вечность собственной юности, которую хотел.

Он стал Микаге и был им, пока Утена его не разбудила.

А что же мальчик, Мамия? А мальчик давно умер.

 

Токико

Старшая сестра Мамии, молодая женщина, открывшая Немуро сферу чувств, хотя вряд ли она сделала это намеренно. Мне трудно сказать, любил ли Немуро Токико, или просто связал с ней самое важное достижение своей жизни - создание Арены и открытие пути в Вечность. Однако он сумел сделать это, потому что воспринял и разделил ее мечту. Как фанатичный последователь, он взял на буквальное вооружение чувства и мысли другого человека, и в некотором роде мы видим не драму отвергнутой любви, а классическую трагедию веры.

Отсюда догматичное превращение атрибутов Токико в священные символы, которыми окружил себя Немуро - все они используются в арке Черной Розы как Ключи.

Ключи Черной Розы

Почерневшие розы, засушенные Токико для брата, «потому что ей печально видеть, как они вянут» - это любовь Токико, давшая стимул работе Немуро, его пароль. Зеленый розовый лист, символ недолговечности, символ Мамии. Фотография мертвой бабочки в рамке - знак законсервированной Вечности. Куколка, которая станет бабочкой, знак перехода от временного к вечному - сам Немуро.

На розовом листе сидит куколка, из куколки выйдет бабочка, бабочку обессмертят - такова естественная последовательность. Во время «психоанализа» студентов последовательность обратная: мертвая бабочка сменяется куколкой (сознание человека погружается в переходное или инфантильное состояние), куколка - зеленым листом (основой). Появление листа равно выявлению первопричины.

Когда профессор Немуро сам сел в свой лифт после встречи с Утеной, которую назвал «Токико» - то есть предался рефлексии - лист не появился. На стене продолжала красоваться куколка. Это значит, что он не дошел до дна и не вскрыл собственную память, не нашел первопричину своего состояния - это случилось только во время поединка на Арене.

Итак, Немуро посвятил себя Токико, а кому посвятила себя она? Своему брату Мамии. Поэтому Мамия автоматически стал для Немуро иконой, высшей ценностью, во имя которой и совершается его Работа.

Токико была для Немуро не возлюбленной, а указателем, ориентиром, придавшим жизни смысл (подобно пальцам-указателям в этих сериях, сама Токико постоянно указывала на брата). Неудивительно, что Немуро было важно ее благословение и одобрение, ее оценка. Она стала направляющим элементом его сознания, привносящим ясность.

«Токико пришла, чтобы наконец разобраться во всем», - сказал он об Утене.

Токико сама по себе - обычная женщина, в которой есть некая японская «пустотность», благодаря чему каждый может увидеть в ней нечто свое, особенное. Потенциал Токико первым обнаружил Акио - и конечно именно он «прислал инспектора», единственную женщину в обществе ста с лишним мужчин, запертых в лабораторном крыле Академии. Простодушный профессор Немуро попался как младенец. Токико была уверена, что профессор Немуро спасет ее брата, может быть ей внушили это - в любом случае она добивалась его внимания и уважения, добивалась гарантий. Но именно как у ученого, ничего больше. Она плакала, говоря о болезни брата - потому что была на пределе. Она ругала брата, что он больным выходит на снег - потому что не могла иначе выразить свою заботу. И она оставила след помады на краю чайной чашки - потому что женщина есть женщина.

 

Желал ли Немуро, чтобы его так же отчитывали за пренебрежение к себе, и так же плакали по его поводу? Он хотел быть похожим на Токико - эмоциональную и любящую душу, которой есть, кем дорожить? Падая в лифте, он радостно обнаруживает, что плачет - «благодаря Токико». Как мы знаем, профессор Немуро до встречи с ней вообще не видел человеческих слез.

Но что на самом деле произошло между Токико и Немуро?

Токико, не имея на счет занятого профессора никаких задних мыслей («Наверное, гений вроде вас вообще не способен любить?» - «Да, вы правы») или поняв, что они бесперспективны, переключилась на Акио. Он куда лучше понимает, что нужно женщинам, особенно если у тех горе. Ведь пока шли исследования, Мимия умер. И Акио «утешил» несчастную Токико как положено принцу. Любовь и смерть - два предельных полюса, и первый помогает оправиться от второго.

Для Токико это был способ продолжить жить после трагедии. Но для Немуро это было перечеркиваем его смысла жизни - словно указатель свихнулся. Жизнь должна быть остановлена в прекрасном мгновенье, насчет которого все были согласны, а не «продолжаться». Тот, кто продолжает жить, когда умерло нечто ценное - предатель. Недаром во фрагментарных вспышках памяти мы видим черную розу на полу - целующуюся пару под звук каталки патологоанатома - и самого профессора Немуро, толкающего перед собой гроб. В действительности, он отлично знал, что Мамия мертв - просто не мог с этим смириться.

«Ты очень упорная, Токико», - говорит Немуро на Арене Утене, которая полна жизни и ориентирована на Будущее. - «Я должен одолеть тебя, срезав эту розу с твоей груди!»

Поэтому когда Немуро в один ход сжег холл со ста человеками внутри - он желал вернуть все, как было. Победить в Токико ее способность жить дальше, словно память ничего не стоит.

Мертвый мальчик стоит над постелью-гробом, где лежит Немуро, и просит дать ему возможность жить. Не забывать его. Символ веры явился верующему, чтобы напомнить о себе. И если Токико «отреклась» от Мамии - Немуро этого не сделает. Он будет проводником его воли. Не станет жить в мире, где смысла снова нет - как не было его до всех этих событий.

Может быть, он думал, что Токико, похоронившая брата, будет ему благодарна за доказательство веры. Но он не понял ее реакции на пожар. Почему она нашла его действие ужасным и ударила по лицу? Неужели указатель не свихнулся, а был верным - и ошибся сам Немуро?

С таким поворотом Немуро не справился, вытеснил Свой Выбор и реальное событие, и в сцене объяснения появился третий виртуальный персонаж, «который и был виновен». Умение принимать решения и нести за них ответственность - качества Взрослого, а профессор Немуро не взросл, ему комфортно «следовать указаниям». У фатанатичных верующих всегда виновен бог. Бог отправляет убивать, и сам убивает. И с психологической точки зрения это верно: то, во имя чего мы совершаем трудные поступки, и есть истинная их причина.

Конечно, для Токико все это было неприемлемо. Причина ее пребывания в Академии иссякла, и она покинула и ее, и Немуро. Она безболезненно рассталась и с Акио, чтобы двигаться дальше - как большинство взрослых женщин. Он воспользовался ей для своих планов, дав уму Немуро толчок и подвигнув открыть Путь к Арене, но она получила от него, что хотела.

«Ты живешь нормальной жизнью?», - спросит ее Акио много лет спустя. «Да. Мой муж очень добр и хорошо зарабатывает». Вряд ли Акио важно, трагична или нет судьба Токико, возможно его вопрос формален. Но как и каждая женщина, бывшая с принцем, Токико возвращается к нему - из чувства благодарности или от ностальгии, или просто полюбоваться на нестареющую красоту.

«Пока люди находятся в садах академии - они не стареют», - эта очень важная фраза Акио, благодаря которой вскрывается сущность Академии и как плена иллюзий, и как символа юности вообще - сказана им именно Токико.

Мы ей за это благодарны.

 

_________________________________________ 

 

Мифология Розы

Итак, все Дуэлянты, так или иначе выходящие на Арену, изначально Ранены. Теме ранения очень потворствует Мифология Розы, которая пронизывает весь мир «Утены». Согласно сюжетообразующей Легенде, в мире существует Принц Роз, источник благородства и чудес, но он скрыт. Принц Роз скрыт - но явлена Невеста Роз, спутница каждого успешного дуэлянта, переходящий приз от победителя к победителю.

Это безотказная девушка Химемия, «с которой можно делать все, что угодно». Это срывает башню само по себе, даже если дуэлянт лично не влюблен и добр по натуре. Поэтому мы постоянно видим, как дуэлянт не влюблен - но пользуется, или на худой конец лупит Химемию у рукомойников, в розарии, в школьном коридоре. «У Невесты Роз нет своей воли», - говорит один из них возмущенной Утене. Но это не отменяет того факта, что Невеста постоянно ранена - в том числе потому, что каждый из ее хозяев проецирует на нее свою травму и боль. Мало того - именно из груди Химемии ее хозяин вынимает на поединке особый меч, «Меч Диоса», меч Принца. Невеста - его ножны. Как нетрудно догадаться - это меч духа, а значит обладание Невестой в прямом смысле дает право на Силу Принца.

 

Бешеная японская эротика: Химемия зашла на Арену - ее брошенная школьная форма процветает розами. 

Даже само пространство Арены организовано так, чтобы постоянно держать градус накала: символом Благородных Идеалов и Чудес является волшебный Замок, возникающий над Ареной каждый раз, когда там происходит дуэль. Замок перевернут и висит в небе башнями вниз. Мерцает огнями на шпилях. В этом замке обитает Вечность.

 

Дуэльная Арена. Ворота к лестнице

 

Подъем на Арену 

 

Арена. Все ее дула смотрят на тебя 

...Ну - то есть в замке обитает Диос, сокрытый Принц Роз. Каждый из дуэлянтов называет это разными словами - сила творить чудеса, нечто сияющее, сила невинности, исполнение всех мечтаний, встреча с Принцем, Вечность, принесение в мир Революции - но все это лишь метафоры. Наверное, мы уже поняли, что такое Диос, и поэтому метафоры безопасней.

Сила его не пробуждена, но, видимо, частично присутствует в каждом из Дуэлянтов, собственно и давая им право на дуэли. В ком-то это увлеченность, в ком-то принципиальность, в ком-то независимость, в ком-то доброта. А в главной героине Утене - красивый комплекс чистоты, стойкости и верности.

...Это потому, что в детстве она уже встретила принца на белом коне, который спас ее от духовной смерти. Он «показал ей нечто Вечное», надел на палец кольцо и просил дождаться его: если она будет достойна, они снова встретятся. Эта история будет полностью переосмыслена в финале, став воистину жуткой - но пока нам достаточно того, что «девочка была так очарована принцем, что решила стать Принцем сама».

И чтобы разбудить Силу Принца Роз, все дуэлянты должны максимально приблизиться к определению «Принц». И юноши, и девушки, и те, кто не определился. Надо сказать, что среди дуэлянтов юбки не в ходу. Все они «принцы в зачатке». Все они надеются обладать Невестой и взять в руки меч настоящего Принца. Только тот, кто выиграет все поединки и удержит победу - получит ВСЕ. Поэтому же каждый Дуэлянт носит на руке перстень с розой - как знак обручения с этой идеей «Принца» (на самом деле Дуэлянты и есть те Розы, которых и Невеста и Принц). У героини Утены кольцо с детства - поэтому она оказывается вовлечена.

 

Печать Розы - типовое кольцо 

...Но, конечно, героям сериала не говорят про обручение с Принцем. Им, заключившим контракт с Краем Света, сказано про обручение с Невестой Роз. Тот, кто владеет ей, называется «Обрученным». Надо выиграть все дуэли мечом Диоса и принести в мир Революцию.

Поэтому на протяжении сериала мы видим, как возникает путаница, подмена темы, как люди, по сути давшие Обет, разменивают его на свои «подлинные» желания, как они умудряются раздробить и отделить понятия «Вечность», «Сила Чудес», «исполнение Мечты», «сила совершить Революцию», «Прекрасный Принц» - от того, что собственно есть Диос.

...Я понимаю, что пересказать Войну и Мир куда проще. Еще я очень рада, что не написала тут про «Раненого Короля-Рыбака», которого исцеляет Грааль со священной кровью, мужскую инициацию и инициацию женскую, про алхимию и семантику Розы в европейском мистическом ключе. Потому что это все меня сейчас не волнует, меня волнует история Принца Роз - так как нам ее рассказали.

 

Розарий Химемии. Точно воспроизведенная птичья клетка. 

 

История Принцессы

...Но сначала надо разобраться с экшном. Все написанное выше сказано лишь для того, чтобы теперь действительно передать фабулу «Утены».

Девочка, потерявшая родителей, утратила почву под ногами, ее мир стал ненадежен, и она спряталась от него в гроб, «потому что на свете нет ничего вечного». Оттуда ее вывел на свет Принц, он показал ей нечто нетленное, вернул ее миру устойчивость. Эта девочка оказалась в Академии, вступилась за подругу, одолела ее обидчика палкой, и так оказалась в числе Дуэлянтов. С Невестой-Розой в качестве нагрузки. Она выиграла все основные дуэли, сдружилась с Невестой-Химемией, пережила подростковые влюбленности и колебания, и вышла в финал. И там ее ждала дуэль под названием «Революция» - Поединок с Принцем.

Принц не хотел драться с девушкой - он сделал ее Принцессой. Ведь ради Него она проделала весь этот путь? Разве она не этого хотела? Вот и замок ждет, а в нем Вечность вместе. «А что будет с Химемией?» - спросила Утена. «Она навеки останется Невестой Роз», - ответил Принц.

Тут Утена все вспомнила - и переходящие призы, и отсутствие собственной воли, и мордобой у рукомойника, оттолкнула Принца и подралась с ним насмерть. И проиграла. Химемия предала ее - ударила в спину клинком. Потому что гневная Утена так теснила Принца, что он дал знак Химемии помочь ему.

«Почему?» - в шоке пробормотала Утена.
«Вы не можете быть моим Принцем, - ответила Химемия. - Вы девушка».

К этому моменту зритель уже знает, что Принц, дерущийся с Утеной, и Принц-Диос - не одно и то же. Первый - и есть Край Света, глава Академии Оотори, брат Химемии Акио. Брат, которому сестра принадлежит безраздельно, и который разработал всю эту игру в дуэль только для того, чтобы проявить, закалить и получить в собственное пользование Меч Диоса. А второй - Диос - то, чем он был когда-то. Диос - это могила Принца.

 

Я очень хотела бы остановиться тут и дать возможность читателю почувствовать все эти нюансы. Они прекрасны. Каждое слово тут неоднозначно. Что такое Край Света? Это не только некий предел известных земель, конец познанного мира, тупик, дальше которого смерть. Это край Света. То есть граница, ЗА которой и начинается Свет.

«Однажды пришла к Принцу старуха и сказала: миру грозит бедствие! Знаешь замок, парящий в небесах? Это замок ведьмы. Она планирует украсть весь свет мира! Защити нас! И Принц помчался в Замок, но там... оказалась та же старуха. «Глупец! - сказала она. - Это просто ловушка, чтоб заточить тебя в замке». Что?! - вскричал Принц. Ведьма расхохоталась: «Свет - это Ты!»

Итак, ведьма заточила Принца Диоса, и мир полностью погрузился во Тьму. А все, что мы можем увидеть - лишь край этого света. Это и есть «Принц» в его мирском значении, манок для девушек, ролевая модель для мальчиков, символ дуэльной арены, сам Акио - то, что осталось от Диоса. «Диос - могила Принца» означает единственную вещь: чтобы Диос проснулся - «Принц» должен умереть.

Потому что пока существовал Диос - не было никакого Акио.

А там, где есть Акио - не может быть никакого Диоса.

Задача Диоса - нести освобождение людям, в том числе женщинам. Об этом нам говорят несколько раз в разных версиях одной Легенды. «Спаси мою дочь», «Спаси мою жену» - кричат люди-воспоминания из прошлого. От чего же надо их так специфически спасать, если у них сильные, вооруженные мужья и отцы? Конечно, от чудовищ - тех самых чудовищ, которых люди носят в себе. Которых мы видели в арке Черной Розы, в полутонах взаимоотношений, в щелях сюжетного механизма - внутренний ад человека, предавшего в себе ребенка. «Жестокий взрослый мир» - не что иное, как выползшие из людей и прописавшиеся в законе чудовища: цинизм, трусость, зависть, беспросветная обыденность, девальвация дружбы, продажность, бытовое подонство, жестокость, сексуальная эксплуатация, и да - превращение женщины в ведомую, пассивную «принцессу», у которой не может быть никакой своей воли. Женщина, подсаженная на секс и свой долг нравиться, видит себя лишь глазами мужчины: насколько она привлекательна, популярна и удобна.

«Все женщины становятся Невестами Роз», - сказала однажды Утене Химемия. И в этих словах был ее личный опыт.

Такой взгляд на Взрослый мир - сумрачный миф, который выгоден манипуляторам, но неизбежно тает на Свету. «Ты - свет мира!»

Диос. Не Акио. Акио как раз занят «затемнением», от черных штор - чтобы внутри работал проектор-планетарий, создавая искусственное небо и искусственные реалии, от «затуманивая правды» до «затемнения чистоты» - многоуровневых техник соблазна. Что он делает с Утеной, как только становится понятно, что она кандидат в обладатели Силы Диоса, и может «принести в мир Революцию»? Он влюбляет ее в себя, используя как страховочный вариант Президента Студсовета Тогу. Подарки, свидания, прогулки, настоящий штурм с двух сторон, и наконец секс. Все шло в ход - «Не похож ли я на твоего принца?», «Я же и есть твой принц», «Ты очень женственна», «Ты как юный Ганимед», маркеры дружбы, исповеди на диване, «Ты подруга моей сестры... нет - моя подруга!», ношение на руках, красная машина, забота и безопасность, выработка привычки кататься за пределами Академии. «Я и не ожидала, что это произойдет, - потом скажет Утена, - я пришла сегодня, только чтобы собрать розы». Все окей - теперь Утена более не «принц», она «не чиста», променяла свой Идеал на реального мужчину, зато из нее выйдет очень хорошая принцесса.

На Арене Акио выкладывает этот козырь. Неопытную Утену штурмовал он - но виновата она. «У меня есть невеста - но тебя это не остановило». Отлично обсудили мальчишником Акио + Тога, какова Утена в этом ключе.

На этом фоне тот факт, что Акио спит с сестрой - полная ерунда. А может и с Тогой тоже. И с Сайонджи. Они давно не невинны, и им выгодно подчиняться Акио. Может быть потому, что созерцать Край Света из алой машины, мчащейся в ночи - действительно привилегия, сильно повышающая самооценку.

И очень хорошо видно, как Утена борется с этим противоречием - еще вчера она была человеком, многогранным, спонтанным, с любым будущем, которого можно пожелать, с мечтами о принце или о предназначении - а сегодня ее опустили до «женщины» - то есть, простите, Принцессы.

Эта «роль» Утене не просто тесна - она уже примеряла ее на себя, когда проиграла одну из дуэлей и потеряла Химемию (конечно, дело не в том, что Химемия ушла с другим, а в том, как она стремительно переобулась во всех своих мнениях под нового «владельца»). Утена тогда надела школьную юбку. Школьная форма, сделавшая Утена «нормальной» - на самом деле вгоняла ее в депрессию, и было видно, как эта искусственная девочковость жмет ей, принуждает к ложной поведенческой модели. Но она вовремя спохватилась и вернула себя.

Самая сильная тема «Утены» - битва за свою подлинную идентичность. Не половую и даже не гендерную - просто Свою, человеческую. Это как выдержать битву за собственную душу. Но в академии Оотори создают иллюзии, и самая главная иллюзия - «принц» как механизм общественного бессознательного, нужный только для того, чтобы все женщины были принцессами, а сам Акио - получив ключи к Вечности - стал еще сильней. Потому что «женщина, не ставшая принцессой, превращается в Ведьму». А ведьму, как мы знаем, ждет ненависть, дыра в груди и вечные страдания.

На самом деле, конечно, и принцесса, и ведьма, и Невеста Роз - одно и то же. Первая обслуживает принца, вторая удерживает принца, о третью принц вытирает ноги. Это три названия для использованной женщины, проигравшей битву за собственную самоидентификацию. «Главный талант женщины - найти правильного мужчину!».

Силу самоидентификации и вечный Свет - в котором возможна и настоящая дружба, и сила творить чудеса, и любовь без насилия, и целостность, и воистину романтические отношения, и главное - Интересное Будущее - дает только Диос.

Потрясающе, что Утена ни разу не признала в Акио своего «Принца», который спас ее в детстве и отдал ей кольцо. Она не узнала его в момент первого знакомства, и не узнала в конце, в одеждах Края Света. Для нее Акио и ее «Принц на белом коне» - совершено разные вещи. Именно поэтому она уверена, что влюбившись в Акио, она предала своего принца.

Вообще, достаточно характерно, что первая встреча Утены с «принцем на белом коне» происходит в церкви. Там стоят два гроба с ее мертвыми родителями, и я не знаю, кто и зачем поставил третий. Разве что это очередная аналогия: не важно, где именно стоят или закопаны гробы мертвых родителей, важно, что Утена тоже отказывается жить, и это символическое место, где уснула ее душа, выглядит как Храм.

Утену обнаруживают два мальчика - Сайонджи и Тога, но они не в силах до нее достучаться, им не хватает духовной силы. Они выходят наружу и ждут развития событий.

 

И да, Утена тоже выходит из склепа на следующий день, потому что нашелся Кто-то куда более Сильный, кто «показал ей нечто вечное». Этим Вечным, как мы потом понимаем, был не образ принца-жениха, а Вечное Страдание, которое никто не в силах прервать. Невеста Роз, пронзенная мечами ярости и пренебрежения в центре витражного цветка цвета мяса. И именно ради этой Вечности Утена находит в себе силы жить - чтобы прервать чужие муки, спасти «Душу Розы».

«Принц, которого она любила, очень изменился», - говорит ей тот, кого Утена посчитала Ангелом Смерти. - «Он стал Краем Света и не может спасти ее. Ее спасет только принц, в которого она верит».

Только по этой причине Утена решает стать таким принцем сама - принцем, в которого можно верить. И да: «Благодарю тебя за эти слезы. Если ты не потеряешь своего благородства даже когда вырастешь - ты сможешь избавить ее от вечных мучений. Но я уверен - ты забудешь об этой ночи... А даже если нет - ты девушка, и станешь дамой». «Нет, я стану Принцем, клянусь!» «Тогда однажды это кольцо снова приведет тебя сюда».

Что это, как не Предназначение?

Утена в склепе увидела не конкретного принца «Акио», хотя тот настаивал, что это так. Грубо говоря, мы даже не знаем, был ли он там, у нас нет видео-доказательства (флешбэка), только слова. Мы не знаем, видели ли его Тога с Сайонджи, или они просто повторяют за Акио. Неизвестно, что именно видел Тога. Но мы точно знаем, что Утена видела Идею Принца Роз, она видела Диоса.

Диос и Акио - не просто два возраста одного персонажа. Это два разных принципа, два героя, которые порой появляются на экране вместе, подчеркивая дихотомию между ними. У них разные мундиры: белый юношеский мундир Диоса - золото на голубом, на нем нет ни одного интенсивного или темного участка, он решен в воздушной небесной гамме. Только его плащ имеет алый подклад, и это логично, так как Диос изначален, в нем есть тот элемент, который, будучи выделен, становится «Акио». И мы даже знаем, что это за элемент: страсть, чуткость, способность притягивать женские сердца и быть тем самым «принцем».

Взрослый фрак-мундир Акио отделан алым, и у него черный подклад. Акио только «снаружи» чист и бел, как пристало Принцу. Настоящие цвета Акио - алый и черный, цвета пожара или падения с небес, и он не носит иных.

Диос:

 

Акио:

 

Когда Утена пальцами вскрывает Врата Роз, на Арене находятся и Диос и Акио. Акио пьет из соломинки коктейль и несет высокопарную чушь: «Утена напоминает мне меня прежнего, я был также решителен и упорен, бла-бла-бла», на самом деле обращаясь к Диосу, которого он успешно «перерос». В какой-то момент Диос встает и уходит. Акио продолжает говорить в его спину, но очевидно, что Диос не слышит.

Нельзя «перерасти» или «преодолеть» Бога. Бог не может покинуть нас. Это мы покидаем его под разными предлогами, и составляем многотомники оправданий, почему это нужно было сделать.

_________________________________

 

История Принца

Историю Принца нам рассказывают трижды. В воспоминаниях Утены, в теневом театре и флешбэком Акио (?). Объем, который задается таким простым способом, невероятен. Все версии частично противоречат друг другу и одновременно друг друга дополняют, так что среднее арифметическое выглядит так.

 

Диос, Свет этого мира, его духовное начало, неустанно сражался за души людей и истреблял там чудовищ. Его божественная сестра, вторая половина, любила его больше кого бы то ни было. Не в силах выносить его страдания и раны, которые ему причиняет Мир, она скрыла его от всех «в тайном месте». И сказала: «Теперь он мой и только мой».

В ярости от того, что она скрыла от мира его спасителя, люди прокляли ее и нарекли Ведьмой. А Диос впал в глубокий сон.

Ярость мира, лишенного Света, пронзила божественную сестру Диоса, его вторую половину. С тех пор ее страдания вечны, и она не может умереть.

Боги и богини не умирают.

Считается, что божественная сестра Диоса - богиня, которая пожертвовала собой ради Него. Что она его Спасла. Но так ли это?

Возможно, тут нужно остановиться и разобрать механику этого плохого Спасения.

Индийская модель Бога.

Дизайн Диоса, Акио и Химемии во всех ее формах примечателен: все они очень смуглые, с точкой в центре лба. Это бинди, индийская тилака для символического обозначения третьего глаза.

Тема божества, единого, но разделенного на мужскую и женскую половины, индийская. Мужская часть - это Дух, Осознающая ипостась, но одновременно это и неподвижный наблюдатель тех игр, которые производит природа. Женская часть - это Сила и Энергия, творческая часть, способная уплотнять (сковывать) Дух и создавать иллюзии, потому что с индийской точки зрения вся материя - это иллюзия, майя. Женская часть - собственно и есть Природа, бесконечно играющая благодаря пронизывающему ее Духу.

Материя без Духа совершенно мертва либо совершенно отсутствует. Дух без материи находится в самадхи, недвижном созерцании - то есть для внешнего мира феноменов он «спит».

Дух и Материальная Природа - две части одной целостности. Они разделены на «мужчину» и «женщину» для удобства, потому что религиозная мысль более иллюстративна, если есть образы, а не философские термины.

Дух обладает параметром Мышления, а материальная природа - параметром Воли.

Индуистские космогонические модели проникли в Японию и в Китай вместе с буддизмом (Будда родился на границе с Непалом в шиваитской семье, что само по себе прекрасно), и на сегодняшний день существуют как ряд штампов. Поэтому в азиатских дорамах и анимэ мы всегда видим активную девочку, которая не очень хорошо соображает, но полна позитивной или разрушительной энергии, а то и просто нереальной физической Силы - и продуманного сдержанного мальчика, который соображает очень хорошо (или хотя бы много отдает самому процессу обдумывания), но ему нужен пинок, чтобы начать действовать.

В «Утене» действуют четыре пары брат-сестра: Мики/Козуэ, Тога/Нанами, Мамия/Токико и Акио/Анфи. Кроме последнего случая, про который потому и речь, что он Особый, в каждой паре активной деятельной стороной - или стороной, изъявляющей Волю - является женщина. Мужчина либо плывет за ней по течению, либо как тот васька, «слушает да ест», потому что понял цену глупым инициативам и стал дальновиден. И если это второй случай - над беспорядочной активностью сестры можно поржать, как Тога.

Если же принять к сведению, что брат и сестра - это две половины одной Целостной Личности, то указанные персонажи «Утены» начинают выглядеть неожиданно емко, а вся эта статья вообще могла быть написана иначе.

...Так, сестра Мамии выражает его Силу Жизни (или даже Выживания), сестра Тоги - Силу его Самолюбования, сестра Мики - Силу Самостоятельности. Все «сестры» разные для своих братьев, качества сестер «скрыты» в братьях как тенденции и желания. Мужчину характеризует женщина. Но для самих сестер все их братья одинаковы - это «идеал», который нужно защитить. Он совершенно не индивидуален, так как «идеал» способен иметь лишь общие, архетипические черты, а не Личностные. И он совершенно слаб перед миром - с точки зрения сестры. Болен, несамостоятелен, неразборчив, пожираем алчными паразитками, хрупок и наивен, и потому сломается при соприкосновении с грязной телесной реальностью (уделом природы, которой телесность безопасна).

Поэтому каждая «сестра» выступает для своего брата как Щит, как уменьшенная копия Химемии: Токико готова отдаться за выздоровление брата, Нанами отпугивает и бьет присосавшихся к брату паразиток, а Кодзуэ спускает с лестницы учителя, который трогает Мики за зад.

Великая Сила Природы, да. Но без мужского одухотворяющего начала, дающего ей стимул, мы не знаем, чем бы она занималась. Может быть - убивала бы время на готовку обедов, как Вакаба)).

________________________ 

Итак, Дух и Природа.

Симптоматичен диалог брата и сестры из последней серии, когда Химемия по требованию Акио заколола Утену:

- Может быть, если бы я попытался быть принцем, как раньше - никому не пришлось бы страдать?
- Ты выбираешь эту дорогу, зная о мире все.
- Зная о тебе все, я люблю тебя.
- Да, брат.

Тут надо обратить внимание не на «любовь», которая часто является синонимом необходимости, а на то, что «Мир» и «Химемия» - одно и то же.

Диос - это Дух, который постоянно жертвует собой, пронизывая Материю и работая в ней. Очевидный аспект Логоса, даже без перевода слово «Диос» - «Бог». Химемия - персонификация Материи, бывшая женская творческая ипостась (шакти) Диоса, его Сила. Весьма иронично, что все Дуэлянты охотятся за Силой Диоса - включая Акио - но в упор не видят, что это и есть Химемия. Хотя она и объявлена атрибутом победителя, в ней видят не Силу, а только ее ножны. Не цель, а только Путь к цели.

И это, конечно, справедливо - ведь от прежней Силы Диоса осталась лишь бледная тень. Другое дело, что иной воплощенной Силы Диоса в мире нет и быть не может.

Динамика Драмы Принца - История Диоса - такова: когда Материя более не верит, что Дух в состоянии вынести испытания, видит его раненым, обессиленным и не может смириться с его «гибелью» (как ей кажется, потому что Дух не может умереть) - она упрощает себе задачу: решает лишить Дух его миссии и пути, скрыв от мира, выйдя на первое место - на Его место.

Упрощает - потому что верить, поддерживать и терпеть все эти страдания Духа было для нее слишком мучительно, куда менее мучительно сказать «Хватит!» - и принять последствия. Именно так эта творческая Сила Диоса - в настоящем «химемия» - отговаривает его от битв и трудов и, на самом деле, от собственной Сути. Она лишает его мужества, не оказав ему единственной должной поддержки. И так она его «спасает».

С того момента, как Материя выходит на первое место, закрывая собой Дух - происходит печальная материализация всего мира, где вместо одухотворения повсеместно видны чудовища, женщина становится энергетической едой, браки совершаются по расчету, любовью назван эгоизм, а идеалы смешны и редки.

Дух очень и очень виновен в том, что согласился принять эту жертву. Потому что жертвы здесь должен приносить только Он. Но если мы примем за истину тот метафизический факт, что брат/сестра на самом деле одно существо, иньский и яньский аспекты целостного Единства - просто для удобства восприятия явленные в двух разнополых персонажах, как это делает индийская религиозная мысль - то мы поймем, что конфликт и «падение» происходят внутри одного-единственного сознания. Мы увидим механику этого падения.

Начинает и выигрывает Творческая Сила, впоследствии полностью впечатанная в материю, ставшая этой материей, получив «одежды из шкур» и утратив свое безгранично-божественное сознание - а вместе с ним и Свободу Воли. Точно так происходит и в Эдемском саду с Евой и Адамом, в истории с запретным плодом.

Есть что-то не просто архетипическое, а запрограммированное в том, что Ева реализует свободу воли, и Адам не может отказаться. Потому что Ева - часть его самого (боюсь, это не ребро).

Существует хорошая индийская история, как одна богиня не была довольна тем, что ее муж-бог постоянно отвлекается на Судьбы мира, и захотела привязать его к себе. Для этого она решила принести его в жертву мудрецам (ничего кровавого - «пожертвовать» в смысле «отдать»). В уверенности, что мудрецы тут же подарят его ей обратно за ненадобностью - они сами «мужья», зачем им чужой. А что подарено мудрецом - останется с тобой навеки, ибо «нельзя отвергнуть дар мудреца».

То есть богиня классическим образом проявила Свободу Воли. Но мудрецы радостно схватили бога, сказав: «Теперь он будет нас учить!» - и покинули богиню. Прокричавшись и проплакавшись, она прикинулась старухой и вышла к ним на дороге. «Кто это с вами?» - спросила она. «Это великий бог!» - сказали мудрецы. «Тогда пожертвуйте ему цветов, как заведено, пусть он примет их, иначе я не поверю». Мудрецы поднесли богу цветы - но прямо на глазах все они обратились в грязь. Как такое возможно? А очень просто: бог перестал быть богом, «вы лишили его этого статуса в тот момент, когда присвоили его себе, скрыв от всего прочего мира».

Нельзя присвоить бога, даже по очень большой любви. И бог, который позволяет с собой так поступить любым образом кроме как играя - лишается своего статуса. И тот, кто делает бога своим сообщником в такой процедуре - в лишении мира всего его света, ибо «Свет - это Ты!», - получает проклятье.

Когда природа толкает Дух к падению, и дух это падение совершает - следом сразу падает и материя. Невеста Роз - это падшая ипостась изначальной шакти Диоса.

 
История Акио

 

Хоть Акио и сатана - эту штуку невозможно не любить. Иллюзион Акио. 

Очевидно, что созданная Акио «модель» по получению Вечности, Революции и т.д. и т.п. - то есть попытка вернуть Себя Былого - содержит его большую Ложь самому себе. Он точно знает, что перестал быть Диосом, извратился, и пройти по этому мосту назад он не может. Он... повзрослел. В том самом дурном смысле слова, когда человек предает в себе ребенка с его высокими стандартами, чистотой, идеалами и любопытством, с готовностью к самопожертвованию во имя Другого, с решением жить не для себя, с верой в Прекрасное Будущее - и вместе с наивностью оставляет в своем детстве нечто Сияющее, что и давало жизни вкус.

Теперь у Акио есть власть над людьми, много секса, комфорт (ведь он давно никого не спасает и ничем не жертвует), престиж, восхищение и профессионализм. Он «заматерел» - но он несчастен, потому что помнит, кем был, и знает, что утрата абсолютна. Он не может вернуть себе Себя не по магическим, а по психологическим причинам: чтобы «разбудить» Диоса, Акио должен признать, что совершил предательство. Он предал свою божественную природу. Он не смог пожертвовать собой. Вместо него это сделала его сестра - и он полностью принял ее жертву, извращенную, ведьминскую, жертву женщины, которая без мужчины не полна. А когда она начала платить по счетам в качестве Невесты Роз - он стал ее призирать.

«Заслонить принца от мечей, пожертвовав собой - такова судьба Невесты Роз. Анфи сама этого хотела!» - и белая спина удалаяется.

...Потому что презрение - это броня. «Она Ведьма - и ей это нравится!» Так падший дух всегда презирает материю, потому что не может признаться себе: в ее «грязи» виноват он.

Но как же любовь? Ведь Акио любит Химемию каждую субботу по расписанию, а Химемия любит Акио и говорит о нем: «Да, у меня есть любимый. Мой принц».

Только очень легковерный человек примет отношения Акио и Химемии за образец любви. Это не любовь, а длящееся искупления для них обоих. Акио «чувствует своим телом каждый меч, пронзающий Химемию», Химемия вынуждена соединяться с Акио, потому что эта единственная доступная для нее форма союза - без этого соединения силы Акио иссякнут, потому что Акио в том виде, как мы его знаем - порождение Химемии.

Химемия - изнасилованная материя, которая стала таковой в тот миг, когда лишила Дух его основного свойства: способности жертвенно пронизывать собой весь мир, очищая и возвышая его материальную компоненту. Очевидно, что Акио не очищает и не возвышает Химемию, он продолжает ее «портить», и круги по воде от этого энергообмена расходятся очень далеко.

 

Трек, сопровождающий субботние встречи, красноречиво называется "Fruit of the Sin" - Плод греха.

Очень четко все ставит по местам сцена все с той же красной машиной, в которой Акио как Край Света мчит Химемию, нарезая вокруг Академии круги. Это не прогулка-соблазнение, призванная усилить чувство значимости пассажира. Лицо Края Света страшно искажено, мотор ревет и скорость выше обычной. Химемия в платье Невесты откинута назад, она мычит от боли. Профильный кадр мигает, заливается алым, и мы видим, что из Химемии торчат клинки. «Тебе больно?» - с ненавистью цедит Акио. - «Но это не я причиняю тебе боль, это мир!»

Останови машину, Акио. И все закончится. Но Акио не может. Это значило бы пожертвовать собой. Подставиться под тот ранящий Мир, от которого он однажды скрылся.

По этой же причине он не может не соблазнять женщин. Все они - части и фрагменты Химемии, которая как Энергия мистически держит Акио на плаву. И каждая соблазненная Акио девушка, которая бормочет сквозь сон его имя, возвращает Химемию на ее исконное место - в центр мясного цветка, с мечами в теле. Именно так происходит, когда Химемия слышит спящую Утену.

Дух, растлевающий материю, никак не может улучшить ее положение.

 

Трек для иллюзиона Акио: "Shi no Butou" - досл. "смертельные шаги по кругу", танец смерти.

_____________________________

 

История Утены 

«Унификация и становление самим собой являются одновременно смертью, возрождением и бракосочетанием»
Ананда Кумарасвами
 
У писателей-декадентов андрогин понимается исключительно как гермафродит, в котором анатомически и физиологически сосуществуют два пола. Дело оказывается не в синтезе полов, но в изобилии эротических возможностей. Но писатели-декаденты не знали, что в античности только ритуальный андрогин являлся образцом, идеалом, потому что ему было присуще не совмещение анатомических органов, но символическая целостность магически-религиозных сил, связанных с обоими полами.
Мирча Элиадэ

      

Для меня это история о том, как человек по обрывку стертой карты вышел к Эльдорадо. Или по тому, что ему напел пьяный Рабинович, действительно услышал Музыку с Той Стороны Луны. Или прочитал атеистическую агитку - и стал христианином.

Это очень и очень оптимистическая история. В ее основе лежит Узнавание сквозь все ложные и искусительные формы того истинного, без чего весь мир теряет смысл. Того, что действительно не подвержено порче, и потому Вечно. Только вечное реально, - говорят индусы, - а все временное ложно. Великолепна аллегория Академии Оотори как всего нашего мира - иллюзорного, соблазнительного, полного борьбы, но не вечного, то есть ложного. Академию надо закончить - и тут ее временная природа становится очевидной. Истинный мир - подлинная Реальность - находится за стенами Академии.

Сокращая этот абзац и избавляясь от Больших Букв, получим следующее: единственная вечная и единственно реальная вещь в мире - это бог, бог неизменен. Тот, кто свяжет себя с этой вечностью, получит силу чудес и все прочее по списку. Все остальное ложно и временно, даже если привлекательно.

Это очень жестоко, но это правда. Главное, не заблуждаться на свой счет. В ложном и временном мире человек постоянно гонится за неясными мечтами, переживает взлеты и падения, и решает собственные проблемы, которые тоже суть иллюзия. Эта мировая иллюзия «скрывает» бога, подменяет его разными понятиями, формами и образами, так что можно всю жизнь бежать за миражами, но так не «вырасти».

Но если человек способен прозревать сквозь иллюзию и помнить свой изначальный Обет - обручение с богом - он повторит историю Утены.

 

Мы оставили Утену на Арене с клинком в спине и словами, что она никогда не сможет стать Принцем, так как она девушка.

Как Химемия могла так поступить? После всего, что было? После всех доказательств, побед, ведь она видела Силу Принца в Утене. При чем тут эта половая банальность?..

Мы знаем, что «ее спасет только принц, в которого она верит». Однако Химемия не верит ни одному принцу, принц для нее мертв. Она не верит Диосу, которого погубила, и смирилась с Акио, которому верить нельзя. Но она подчинена ему даже при всем недоверии, это аксиома - поэтому она безропотно исполняет его волю - останавливает Утену. Акио не нужен тут никакой Диос, это будет катастрофа. Она забирает у Утены Меч Диоса. И, хотя и после колебаний, отдает его Акио.

Невеста Роз может видеть вокруг только свои подобия. Этот специфический цинизм, суженный кругозор, так называемый опыт - и есть сущность падения. У Невесты Роз нет веры. У нее есть Знание: мир, где нет света и бог уснул - это Страдание. Бесполезная надежда только усиливает боль.

Нет никаких сил подняться, ведь Невеста роз - это плоть, чей дух спит.

Но у Утены дух не спит. Даже если Тога с Сайонджи сказали о ней: «она все еще лежит в своем гробу», - это не так. Это правдиво только относительно ее пребывания в Академии наравне с ними. Все студенты пока еще в гробах, ведь гроб - это и есть плен иллюзий.

Поэтому Утена поднимается и вскрывает Врата роз голыми руками. Меч Диоса у Акио сломался. А чего собственно ждать у краденого оружия. Он и вынул-то его из груди Утены лишь потому, что «получил доступ к ее сердцу». Не стану писать про «любовь», целью которой является не сущность другого человека, а его стратегические возможности - и так все ясно.

Просто Акио - не тот человек, которому дано разбудить Диоса, дело не в Мече. В Диосе он тоже видит лишь Силу. Личность Диоса Акио отверг и продолжает отвергать. Мало того - как мы увидим по сумме всех данных в финале, личность Химемии он отверг так же. Поэтому и Сила Диоса ему не дается.

А у Утены все получается.

Дальше происходит красота и фантастика. Почуяв Страшное - дуновение изначального духа, которого мир лишен - вся ярость мира, которому напомнили о потере, устремляется к Арене и пронзает клинками Ведьму, ритуальный круг повторяется. Положение Химемии тут обыденно и трагично - женщина в «падшем мире» действительно является «терпилой», она не может ничего другого, и лучше хоть так на что-то сгодиться. С некоторой мужской точки зрения, которую женщины охотно разделяют, чтоб не было так явно подонство их обстоятельств - смиренный терпеж является разновидностью Героизма - конечно, Женского, и Высоким Уделом - если забыть об его прагматическом применении другими.

 

Положение Акио выглядит полностью разоблаченным. Единственное, чего он по-настоящему желает - чтобы боже упаси не произошла какая-нибудь Революция. Чтобы все оставалось на своих местах: спящий Диос, над которым Акио возвышается в своих мыслях. Терпила-Химемия, которая, судя по всему, полностью довольна и нашла свое подлинное место в Истории. Управляемый иллюзион, где Акио нет равных и не о чем тревожиться. И трагическая маска Несчастного Принца, которую Акио носит перед вечностью, поскольку упоение страданием - это особый род удовольствия. Страдающий демон - надо же понимать - это совсем не то же, что смачно ухающий.

Поэтому он просто ждет, когда у Утены кончится воля и силы. Утена вскрывает Врата Роз. Надо сказать, что в устройстве Арены постоянно присутствует символика воды. Даже пропуск на Арену давало соприкосновение Печати Розы (кольца) и капли росы, которая вылетала в руку Дуэлянта из ручки ворот. После этого ворота открывались под напором водопадов (падающая вода приводит в движение шестерни дверного механизма). В последней арке мы видим, что сами врата Арены находятся за стеной воды. Поэтому не удивительно, что пот и слезы - воистину алхимические жидкости, особенно в отсутствии крови (крови в сериале нет вообще) - оказываются в конце концов ключом к Вратам Роз. Соленая капля попадает на кольцо Утены, срабатывает местная магия - и картина преображается.

Нет никаких Врат Роз, за которыми скрыта революция и сила Чудес, она же Диос. Есть гроб в центре цветка. Этот гроб мы уже видели в начале сериала, когда Сайонджи исключили из Академии: именно это он увидел на Арене, когда несанкционированно проник туда, «чтобы увидеть, как опустится Замок, и исполнить все свои мечты». В гробу лежит недостающее звено: спящая часть Химемии: ее воля и ее подлинная личность, которая «уснула» вслед за своим принцем. Собственно, это и есть Сила Диоса, так что все без обмана.

Хорал, который звучит на фоне этой сцены, так и называется «Missing link» - Недостающее Звено. Он очень нудный и скорбный.

И Акио и Утена вскрывали гроб - и все прочие дуэлянты на деле подписались именно под это. Но Акио совершенно не рад происходящему: на его лице ужас. Ведь все клинки в этот момент дезориентируются, поднимаются над Ареной и выжидательно свистят. Что-то изменилось. Что?

Эта паника «Конца Света» дорого стоит. Акио волей обстоятельств присутствует в переломном моменте своей судьбы, когда он действительно может снова стать принцем. Надо только спасти свою «сестру», обрести ее на самом деле, достать из гроба. Но этот ужас дает понять, что все тлен и ложь, а может быть и нечеловеческая боль - одним словом, пусть все останется как есть. И Химемия вечно закрывает его от мук Настоящего Мира. Потому что никакая иная - целостная - Химемия ему не нужна.

Особенно остро это ощущается на фоне Утены, которая упорно спасает Химемию, протягивает ей руку помощи. Ее-то Химемия ни от чего не прикрывала, а напротив - предала. Тут на деле скрыта не столько психология - вроде того, что юная чистая душа много верит и много надеется, даже в ущерб очевидному - сколько метафизика. Предательство Химемии как шакти Диоса настолько велико, что то, что от Диоса осталось - Акио - не может ее простить. Он с ней... несчастен.

Тут уместно вспомнить начало первой серии Apocalypse Arc «Печать Розы» (вторая часть третьей арки). Нам сквозь щель в двери показывают очередную субботнюю встречу Акио и Химемии (но кто смотрит?). Вот Химемия снова надевает школьную форму, берет со стола очки, Акио рассуждает, что звезды никому не принадлежат, хотя когда открываешь новую звезду - кажется, что она теперь твоя. Химемия входит в лифт, это явно пятьсот первое завершение ритуала на фоне обычного трепа и обычных ролей, к которым участники привыкли. И тут Акио поворачивается через плечо и говорит: «Продолжаешь мучить меня?» Страшно блестят очки Хирмемии на ее улыбающемся лице. В них ничего не отражается.

Итак, Утена разбивает скорлупу яйца - но не абстрактно «мирового», а совершенно конкретного: она разбивает апатию Химемии, «разбивает» ее гроб и зовет выйти на свет. Потому что цель жизни Утены - спасти Невесту Роз от нескончаемых страданий, нарушив на самом деле ту Вечность, ради которой тут так много накручено.

Все еще не обретшая веру в принца - в свой собственный дух - Химемия не справляется с задачей, как уже неоднократно до того. Она хочет принять спасительную руку, но она еще слишком слаба, она сомневается. Но она точно проснулась, и падая - она кричит. Она - жива.

В соответствии с изложенным каноном, Утена поступила безупречно: чтобы разбудить Диоса, чтобы «это кольцо снова привело тебя ко Мне» - надо достучаться до его Творческой Силы, до его энергии. Теперь целостность восстановлена, Утена победила.

И в этот момент все клинки, собравшись в один огромный штопор, пронзают ее.

Диос - это тот, кто жертвует собой ради мира, так было всегда и иначе быть не может. Чтобы стать тем самым Принцем - надо принять на себя удар мира, принять на себе его ярость и гнев, защищая единственное, что ценно: душу этого мира.

Только так Дух-Защитник может быть собой.

...В этот момент Утена воплотила в себе Диоса, исполнив детскую клятву, и спасла Химемию от ее Судьбы.

И в этот же миг за чертой рушащейся Арены Диос открыл глаза.

...Мы не видим этого в конце серии - потому нас предупредили с самого начала: это кадры из опенинга.

Это Эпилог на небе.

Последние кадры сериала - так сказать «Эпилог на земле». Химемия-школьница переоделась, запаковала чемодан и покинула Академию. Она перестала быть Невестой Роз. Брату, который сделал вид, что ничего не произошло, она сказала: «Утена не исчезла. Она просто покинула твой мир. И теперь я пойду к ней».

Во власти Акио находится только Академия. Но за ее пределами сразу начинается мир Диоса. Именно там находится Утена. Она выполнила обет, данный Диосу - и да, они действительно встретились.

* * *

Эпилог на земле

Финал сериала открыт, хотя все нужное в нем случилось. Принцесса Химемия наконец «закончила школу», переросла свою пассивность и вышла в реальный мир. Что будет с Акио? Что будет с его Академией? Женится ли он наконец на Канаэ, не взирая на то, во что они с сестрой ее превратили? Или найдет новую жертву? Какой План он строчит на своем компьютере во время финального разговора с Анфи? Он обмолвился, что изменит правила - значит ли это, что основная канва Арена + Поединки за морковь останутся? Кто буден новой Невестой Роз?.. Что ждет каждого из героев сериала - Тогу, Дзюри, Сайонджи, Мики, Нанами и остальных? Будут ли набраны новые дуэлянты, и кто ими окажется?

Ну и самое главное, тревожное: не кончится ли Акио без Химемии как старая батарейка?.. Это было бы жаль.

...Я встречала разные версии «будущего». Некоторые пессимистичны: там Канаэ занимает роль Химемии, и мне это кажется более чем реальным. Дуэлянты Черной Розы формируют новый Студсовет. Некоторые версии фатальны: Акио конец, он развеется как дым, ведь «Диос» пробудился. А некоторые фантастичны: игра начинается заново, и невестой роз является... сам Акио. Он защищает своего «дуэлянта», сливаясь с ним душой и, вероятно, телом, и сам превращается в меч. Меч капризен, зато теперь можно выбирать, кто победит, никаких «сюрпризов». Образ Акио как Невесты Роз ожидаемо вдохновляющ: он топлесс и босой, держатели для рукавов превращаются в индийские плечевые браслеты. Поэтому мне будет очень жаль, если Акио конец. Благодаря ему я написала чертову уйму страниц.

 

Фанарт: Акио - Невеста Роз

 
Синопсис Диоса

Тот факт, что Диос ни разу не появился в сериале как непосредственный объективный Персонаж - он присутствовал только в воспоминаниях, суждениях, воображении и Знании героев - кажется мне крайне важным, тонким и правильным. Объективный Персонаж - это персона, которая действует в настоящем, изменяя ход событий, пусть незначительных. То есть это персонаж, производящий «историю». Это и авторские флешбэки, которые принадлежат создателю «текста» и потому являются в нем истиной в последней инстанции. Авторский флебэк - это однозначно «было так, а не иначе».

Диоса же мы всегда видели глазами кого-то из героев, кому было до него дело, будь то Утена, театральные девочки-тени, Химемия, Акио или Дуэлянты - последние видели его печать на лице Утены во время поединков: у нее светлели глаза и пару раз сквозь ее лицо проступило другое.

Диос не воплощен - это стартовое условие сюжета. Но его божественное присутствие в мире принимает различные формы.

 

Разумеется, Диос на Арене в последней серии является фантомом, образом из сознания Утены (причем, он так ужасно разговаривает с ней, что она встает!) и образом из сознания Акио. Тут особенно хороши детская карусель и принц-кукла, кувыркающийся на ней, а также подростковая спина, уходящая вдаль. Диос творит «историю» не делая нечто новое - а напротив, постоянно проявляя себя прежнего - то есть Себя-Постоянного, углубляя знание о себе. Как и пристало тому, кто вечен.

Ну и самое Главное: в Диосе благодаря всему описанному осталась Тайна. Никто не видел бога, но многие говорят о нем. О нем не может быть единого мнения - ведь Бог как Абсолют неизбежно соткан из противоречий, вмещая в себя все. Излишне говорить, но просто хочется сказать: в индийской концепции Бога одним из его ликов является лик Тайны. Мы может придать ему любую форму на свой испорченный вкус.

Поэтому, наверное, надо поговорить о Принце. Кроме немудрящего «а почему нет?» тут задета очень верная струна. Принц прекрасен и вечно юн. У него может быть много невест, но точно нет жены. Женатый Принц - это нонсенс и оскорбление архетипического вкуса. Женятся только Короли. Может, конечно, Принц на деле и женат - как принц Сиддхартха Гаутама - но в истории с его участием никакая жена не мыслится, она остается за чертой. Потому что Принц принадлежит всему миру, и должен быть совершенно доступен, хотя и труднодостижим.

Принц деликатен, интеллигентен и утончен, он не природный дикарь-варвар - он продукт некоего «образования», некоего гуманитарного процесса. Ну, это в общем не удивительно - ведь он из царского рода. Он «благороден».

Принц всегда знает место, которое он занимает в мироздании. Он... наследует землю. Но захватывающий парадокс в том, что как только с ним это случится - он перестанет быть Принцем. Он станет Королем.

Король - это остановка, конец восхождения, его вершина. С этой вершины может начаться только падение. Старость, проблемы с царством и соседями, а главное - надо удерживать власть, потому что есть что терять. Архетипически Король очень ограничен в своих реакциях: например, он не может жениться по любви:-))). Король - заложник трона, шире говоря - того Закона, который и поставил его королем. Воля Короля - воля народа, тут не разгуляешься, надо быть очень осмотрительным. Патриархальные боги-отцы - Короли. Им некуда идти, они уже пришли. А Принц - сам Путь. И единственное, чем он действительно обладает - это он сам, его прекрасная Суть. Ну, и его Дорога.

Многие боги являются нам в культуре именно как Принцы. Самая мощная параллель тут - действительно Логос, сыновняя ипостась Троицы. Отлично просто разыгрывает эту карту Кришна, аватар вечного Принца-Вишну («Вишну» означает «пронизывающий»): он сын правящего царя, он не будет царствовать - за него это делает старший брат, у него так много жен - что фактически ни одной, он вечно юн и обладает очарованием, перед которым никто не может устоять. За ним стоит пространство обновления и игры, то самое Будущее, без которого жизнь человека теряет всякий смысл. Ну, что он лицом темен и с тилакой на лбу - это совпадение.

...Есть, наверное, очень глубокое основание, почему Христа причисляют к человеческому царскому роду (к роду Давида), при том, что «царь иудейский» ни на каком троне не сидел, и в вечности находится «одесную Отца Небесного». Сын небесного царя-отца может быть только небесным принцем.

Ни в одной развитой религиозной концепции, пережившей свое время и претендующий на «всемирность», Бог-Отец не спускается на землю, воплощаясь среди людей, чтобы сражаться с их внутренними чудовищами и показывать верный Путь, проходя его вместе с ними. Это всегда делает принц - его Сын.

Бог, пронизывающий землю и доступный людям, если они не утратят своей чистоты (иначе они просто не смогут разглядеть или узнать Его) имеет еще одно отличительное и очень важное качество: он привносит в жизнь Новизну и Свежесть. Все старые косные формы перед ним трескаются, и становится видна их гниловатая изнанка. Он приносит духовную революцию. Но при этом реальное и настоящее, что содержится в косных формах, не уничтожается - оно переосмысляется, потому что Бог высвечивает Смысл. Он углубляет понимание банальных вещей, одухотворяет их природу, делает обыденное чудесным, привычное - захватывающим. Мир расцветает рядом с ним, сам становясь юным и полным надежды. И пока люди погружены в эту юность и объем - они... взрослеют. Они растут вместе со своим кругозором.

Сатана, дьявол, Люцифер - или же Акио - не способен к Новизне вообще, он может создавать иллюзии, в том числе свежести или интересности - особенно на грешной почве человеческих страстей - но он не в состоянии оживить мертвое или разоблачить косное, как раз наоборот. Живое должно утомиться и сдаться, юное заматереть, наивное развратиться, новое стать традиционным, глубокое - банальным, красивое - присвоенным, и все щели, откуда дует свежий ветер, должны быть закупорены. Душный запах роз отлично маскирует трупнину (недаром в полнометражке именно в розарии находят мертвое тело принца). И тогда в том мирке, который получится, у «падшего» не будет конкурентов. Если ты, читатель, знаешь такие тенденции где-то в мире, знай, чья это работа.

Бог воистину спонтанен, а у дьявола всегда есть План. Поэтому дьявол так «умен» - ведь планы составляются в уме. И очень часто дьявол далеко не молод.

Поэтому я думаю, что вечный юный Принц, заставляющий нас подниматься на высокие башни и биться за идеалы ради любви к человеку - не что иное, как наш собственный Дух. Если он сломлен - он Акио. Если он целостен, как у Утены, либо может восставать из пепла раз за разом - он Диос.

     

 

 

Загрузка...